Записки на полях трех программок

Резкая нежность

Наталья Сажина, Империя света, 10.01.2007
В конце октября в московском театре Эрмитаж появился спектакль по Владимиру Маяковскому «О сущности любви». Мечта о Маяковском уже давно не давала покоя художественному руководителю театра Михаилу Левитину. Мечта реализована через тексты стихов, трагедию «Владимир Маяковский» и бесконечные протоколы по делу о самоубийстве поэта.
Пространство практически пустое: столы следователей, стулья, ослепительно яркий синий задник и две красные фигуры — одна стоит, другая спускает руки с потолка. Сцену как будто нарочно освободили от предметов, чтобы вместить «большого человека» Маяковского. Несмотря на то, что в спектакле нет героя Маяковского, он незримо присутствует на сцене — в резком красном силуэте, поднимающемся над всеми героями, в рубашке с галстуком-бабочкой на первом плане — именно ее пробила пуля, в чувствах и словах любимых женщин. 

Первая часть действия, в которой живут такие разные дамы (Лиля Брик — И. Богданова, Вероника Полонская — О. Левитина и Татьяна Яковлева — Е. Тенета) и два равнодушно-отстраненных следователя (Г. Храпунков и Ю. Амиго), — более выигрышная часть спектакля. Потом он часто производит впечатление разорванного на куски исписанного листа: вот можно прочитать строчку и даже восхититься слогом и мыслью, но где начало, где конец — порой неясно…
Сюжет ясен и стар, как мир: он любит ее, она не отвечает взаимностью. Но в спектакле возникает сложность: влюбленных героев семеро… Каждый представляет какую-то часть Поэта. Но ведущее положение отведено герою Владимира Шульги. Остальные молодые люди (М. Горский, А. Скворцов, С. Сухарев, Е. Кулаков, С. Олексяк, А. Ковальский) наравне с ним любят и ненавидят таинственную Незнакомку (А. Носатова). Она проходит по сцене, будто никого не замечая, стук ее каблучков уже давно стал смыслом их жизни. Они такие разные, у каждого — своя любовь и свой счет… Любимая ими женщина существует в параллельном пространстве, точек соприкосновения практически нет, однако они все равно чего-то ждут и за что-то упрекают.
В итоге спектакль и получился об этих непересекающихся прямых, о мучительной нежности и любви, которая становится еще горше от того, что ее невозможно разделить, о непонимании, которое может возникнуть даже при самом большом чувстве. Ведь в самом финале на сцене возникнут три постаревшие женщины. Несмотря на то, что время прошло, смысл их речей не изменился: они делят любовь Поэта, его стихи и слова. Но упускают главное — он любил каждую из них. Почему-то Маяковского становится жаль… Эти женщины чего-то недослышали, недопоняли и, может быть, недолюбили?

Другие ссылки

Маяковский как образец фальсификации, Алексей Семенов, Городская газета. Псков. № 51 (231). 16-22.12.2008, 16.12.2008
Записки на полях трех программок, Наталья Сажина, Империя света, 10.01.2007
Маяковский, любовь и немного пустоты, Григорий Аросев, Страстной бульвар, 1.01.2007
О сущности любви, Вера Павлова, TimeOut Москва, 11.12.2006
Не виноватая я, он сам пришел!, Наталия Каминская, Газета Культура, 6.12.2006
Переборщили с любовью, Евгения Шмелева, Новые известия, 28.11.2006
Половой вопрос всегда ребром, Константин Рылёв, Новая газета, 20.11.2006
В области сердца, Елена Сизенко, Итоги, 13.11.2006
Владимир Владимирович и черный пиар, Юлия Черникова, Утро.Ру, 9.11.2006
Маяковский как стиль любви: премьера театра «Эрмитаж», Анастасия Томская, Газета «Труд», 7.11.2006
Человеческая трагедия непонимания, Алла Зусман, Для сайта театра «Эрмитаж», 27.10.2006
Маяковский возвращается на театральные подмостки, Марина Перелешина, Радио МАЯК FM, 26.10.2006
Маяковского я хотел ставить всю жизнь..., Михаил Левитин, Специально для сайта театра Эрмитаж, 1.10.2006