Владимир Владимирович и черный пиар

Юлия Черникова, Утро.Ру, 9.11.2006


Исполинская фигура Маяковского как нельзя лучше подходит для театральных постановок. Поэт, совместивший ритм политических лозунгов, энергию страсти и историю веры и заблуждений российского XX века, хорошо поддается языку образности и пластики. Не удивительно, что Михаил Левитин, художественный руководитель театра «Эрмитаж» и любитель поэзии, давно задумал поставить по нему спектакль. Фраза «Вошла ты резкая, как „нате“» не давала покоя режиссерскому воображению. И вот постановка спектакля «О сущности любви», включающая любовную лирику, фрагменты поэмы «Владимир Маяковский» и протоколы допросов по делу смерти поэта, состоялась. Театральная проекция поэтического мира Маяковского на фоне красно-синих декораций (художник — Гарри Гуммель) получилась в полном соответствии с породившей ее фразой резкой и наглядной. А также нервной, хриплой и истошной.
Театральное действие происходит одновременно в двух реальностях. Во-первых, в обыденном, устало-равнодушном, неэстетическом измерении человеческой жизни. Здесь два следователя (в точно найденном бесстрастном исполнении Юрия Амиго и Геннадия Храпункова) размеренно зачитывают следственные материалы. Маяковский предстает в них «трупом господина Маяковского», а его стихи — дополнениями к делу. Здесь вспоминают Маяковского три его возлюбленные — кукольная Вероника Полонская (Ольга Левитина), грубоватая и нервная Лиля Брик (Ирина Богданова) и высокомерная Татьяна Яковлева (Катя Тенета), для которых он стал главным событием их жизней, наполнившим их смыслом и страданием. Во втором действии они повторяют свои монологи, став тремя скукожившимися жалкими старухами.

Вторая реальность — это реальность поэтического слова, которое по известному замечанию предназначено «жечь сердца людей». И тут возникает недоумение. Режиссер, словно не доверяя горючим свойствам слова, решает визуально продублировать поэтические метафоры и тропы. Повторение вместо интерпретации, ассоциации и концепции, право, не лучший ход. На сцене появляются какие-то дикие персонажи, декламирующие стихи Маяковского, неизменно поднимая подбородок и грозно сверкая глазами. Они зажигают свечи, стройно маршируют, прислушиваются к фонограмме цоканья каблуков Незнакомки и много курят, изображая, как «дым табачный воздух выел». Зрители почему-то проникаются кашлем, а не красотой поэтического слога. Талантливый актер Арсений Ковальский весь спектакль тщательно прячет свой талант, скача по сцене в дождевике, а потом и вовсе с петлей на шее (не забывая держать над головой второй конец ремня). Звездой же назначен «тысячелетний старик» (Евгений Кулаков) с взъерошенными волосами, в плаще, скатавшемся полушубке и цепях на одной ноге. На плечи ему пришит крайне неприятный на вид черный кот из искусственного меха, чье существование, вероятно, вызвано строкой «гладьте сухих и черных кошек». Старик сидит то под столом следователя, то у подножия задника, громко читает стихи или издает горловое мяуканье. На поклонах больше всего цветов получает именно он, что не удивительно, исходя из яркости и образности этого персонажа.

Возникнув как мечта по слову поэта, спектакль стал поэтической антиутопией — миром, в котором каждое произнесенное слово работает против своего автора. Но в современном капиталистическом мире практически без сбоев действует правило: антиреклама — это тоже реклама. Поэтому, отойдя от вопроса, насколько удачным получился спектакль по Владимиру Маяковскому, скажем — главное, что он появился. А дословность образов и политические спекуляции в случае с Маяковским — дело привычное. Надпись в фойе театра «Родился 7 июля 1894 года. Родина — село Багдади, Кутаисская губерния, Грузия», в конце концов, даже остроумна.

Другие ссылки

Маяковский как образец фальсификации, Алексей Семенов, Городская газета. Псков. № 51 (231). 16-22.12.2008, 16.12.2008
Записки на полях трех программок, Наталья Сажина, Империя света, 10.01.2007
Маяковский, любовь и немного пустоты, Григорий Аросев, Страстной бульвар, 1.01.2007
О сущности любви, Вера Павлова, TimeOut Москва, 11.12.2006
Не виноватая я, он сам пришел!, Наталия Каминская, Газета Культура, 6.12.2006
Переборщили с любовью, Евгения Шмелева, Новые известия, 28.11.2006
Половой вопрос всегда ребром, Константин Рылёв, Новая газета, 20.11.2006
В области сердца, Елена Сизенко, Итоги, 13.11.2006
Владимир Владимирович и черный пиар, Юлия Черникова, Утро.Ру, 9.11.2006
Маяковский как стиль любви: премьера театра «Эрмитаж», Анастасия Томская, Газета «Труд», 7.11.2006
Человеческая трагедия непонимания, Алла Зусман, Для сайта театра «Эрмитаж», 27.10.2006
Маяковский возвращается на театральные подмостки, Марина Перелешина, Радио МАЯК FM, 26.10.2006
Маяковского я хотел ставить всю жизнь..., Михаил Левитин, Специально для сайта театра Эрмитаж, 1.10.2006