Театр начинается с Пушкина

Городская газета для жителей Пскова, 14.02.2007
Всю прошлую неделю в Псковской области проходил XIV Всероссийский Пушкинский театральный фестиваль. И, в отличие от 2006 года, в этот раз было на что посмотреть и что послушать.

Хорошо, что судьба подарила нам возможность жить в Пушкинских местах. Именно благодаря этому к нам вновь приехал московский театр «Эрмитаж». Сейчас Михаил Левитин привез «Пир во время ЧЧЧумы». Музыку к спектаклю написал Владимир Дашкевич. 

Два года назад московский театр «Эрмитаж» на этой же сцене Псковского академического театра им. А. С. Пушкина показывал спектакль «Изгой». И не только на сцене. Артисты половину времени тогда провели в зале, вызвав бурю противоречивых эмоций у зрителей. На этот раз все было совершенно иначе. Зрителей усадили на сцену, некоторым даже раздав бокалы с шампанским. Впрочем, артисты тоже до зала не опустились и играли там же, на сцене. А внизу было пусто (в Москве «Пир» идет на Малой сцене).

«Примите ж вы мой труд игривый!»
Увиденное можно назвать «Маленькими комедиями», но по классическим текстам Пушкина. И не только Пушкина. Верный обереутам, Михаил Левитин ввел в сюжет «Элегию» Александра Введенского. Получилось очень уместно. Пожалуй, это была одна из самых сильных сцен. Человек с чемоданом (Владимир Шульга) на равных говорил с Пушкиным (Арсений Ковальский). А вот Моцарт, как ни старался общаться на равных с Сальери, — все равно взлетел над всеми. Под увертюру из «Свадьбы Фигаро» невозможно не взлететь. А внизу жили своей жизнью Дон Карлос, Альбер, Жид, Скупой рыцарь, Лаура? Калейдоскоп, но не паноптикум.

«Пир во время ЧЧЧУмы» построен по законам клипа. В нем много поют, еще больше танцуют. Не говоря уже о круговых перемещениях. Артисты носятся по кругу как угорелые, исчезают и появляются в шкафах и на шкафах (художник — Гарри Гуммель), срываются на крик. Умереть от скуки (чумы) им уж точно не грозит. 

«Как будто б был он жив?»
После спектакля Михаила Левитина неожиданно спросили: «Вы тяготеете к эксцентрике?» Он ответил: «Это не я тяготею к эксцентрике. Это вы тяготеете к эксцентрике, потому что смешнее человека зверя нет. Он смешон хотя бы потому, что соглашается жить, хотя знает, что умрет». Человек, конечно, смертен. Однако же, по крайней мере, одного человека режиссер решил от чумы спасти. Не надо долго думать, чтобы догадаться — какого именно человека. «Я хотел Пушкина спасти, — сказал режиссер. — Жизнь — это, конечно, порядочная чума, а смерть — вообще что-то невозможное. Не знаю, как с ней бороться». Однако же он борется, намеренно нарушает гармонию, жонглирует пушкинскими образами, шутит, подшучивает, временами выводя на первый план пушкинско-моцартовский эротизм (у классиков его не отнять).

Все происходящее в спектакле можно назвать прививкой против чумы, где чума — это пошлость, в смысле — банальность. Как и положено прививке, в ней самой предполагается некоторая доза этой самой пошлости. Однако вирус не смертелен. Особенно, когда в распоряжении режиссера такие значительные артисты, как Борис Романов.

Из всего сказанного следует: Михаил Левитин продолжает гнуть свою линию, не думая изменять ни себе, ни своему Пушкину.


«Он мастерски
об аде говорит. ..»
Когда закончился спектакль, на сцене остались трое рабочих сцены, два журналиста и один режиссер. И прежде чем на нас медленно не опустились софиты, Михаил Левитин успел произнести: «В данном случае я пытался создать физически точку сопротивления так называемой чуме. Каждый понимает чуму по-своему. Я пытался понять — как люди спасаются от смерти, как люди спасаются от беды? Как мыслят это спасение старые люди и как молодые? Чума с одним „ч“ — это скромное слово. А у нас фонетический ряд в этом спектакле играет такую же психологическую роль, что и смысловой. Если не больше. Поэтому слово „ЧЧЧума“ есть настоящее понятие чумы, усиление содержания. А чума — это просто четыре буквы». — «Зал был тяжелый?» — зачем-то спросил я. — «Нет, нет… Хотя здесь слишком оригинальное пространство. Последним четырем рядам было тяжело слушать. Актеры не могли рассчитать звук. Они не знали, что он гаснет. Трудности такого рода были, конечно, огромные. Но зрители слушали хорошо. Воспринимали как всегда в Пскове — нормально. А вот что зрители при этом думали?» — «Получается, вы сделали прививку от чумы». — «Да, вы правы, совершенно правы. Это прививка от чумы — в нашем варианте. Мы взглянули на хрестоматийные персонажи? Это наше право. Мы хотели, чтобы они были живыми. Но люди привыкли к мертвому. Они привыкли к стереотипу. Поэтому у кого-то решение тех или иных образов могло бы вызвать возражение. Хотя никакого решения у тех, у кого это вызывает возражение, — нет. Но им кажется, что есть. Вы знаете, есть условные понятия, с которыми люди как бы рождаются. Они еще и Пушкина не читали, а уже знают, как читать Пушкина? Это удивительно. Я не знаю, что это такое». — «Они, наверное, тоже получили свою прививку в младенческом возрасте». — «Прививку банальности, прививку страха перед любым новым поворотом. Но это я не отношу к псковскому залу».

Маленькая поправка к статье. Театр «Эрмитаж» приезжал со спектаклем не «Изгой», а «Изверг».

Алексей Семенов
Псков

Другие ссылки

Театр «Эрмитаж». Утренние мысли о ЧЧЧуме, Алена Аксенова, Культура Сибири, 9.06.2007
«Тесней наш верный круг составим. ..», Евгения Тропп, Газета Экран и сцена, 1.03.2007
Театр начинается с Пушкина, Городская газета для жителей Пскова, 14.02.2007
ЧЧЧума на оба ваши века, Наталия Каминская, Газета Культура, 11.01.2006
Хочу только веселья, Александра Лаврова, Российская газета, 27.12.2005
К юбилею Михаила Левитина, Павел Подкладов, Радио «Свобода», 22.12.2005
Преодоление чумы, Наталья Николаева, Литературная Россия, 16.12.2005
Театр во время чумы, Алена Данилова, Взгляд.ру, 12.12.2005
Книга с золотым обрезом, Анастасия Томская, Театральные новые известия, 6.12.2005
Пир во время ЧЧЧумы. Фрагменты, Анна Гордеева, Таймаут, 21.11.2005
Домашние игры призраков, Анна Гордеева, Время Новостей, 18.11.2005
Зарекайся от чумы, Марина Давыдова, Время новостей, 18.11.2005
Чччума в Каретном Ряду, Игорь Шевелев, Российская газета, 16.11.2005
«Эрмитаж» жив!, Гордон Марина, «Алеф», 29.09.2005
Открытие сезона театра «Эрмитаж», Телеканал «Культура», 10.08.2005