Театр «Эрмитаж». Утренние мысли о ЧЧЧуме

Алена Аксенова, Культура Сибири, 9.06.2007
Вчера в Новосибирске начались организованные фестивалем “Sib-Altera” гастроли московского театра «Эрмитаж». Гастроли короткие — всего-то четыре спектакля.. Владимир Оренов, в недавнем прошлом — главный режиссер новосибирского «Старого дома», а в давнем — завлит «Эрмитажа», сказал, что именно «Пир во время ЧЧЧумы» надо смотреть, чтобы понять, что это за театр.

На пресс-конференции создатель «Эрмитажа», его главный режиссер и вдобавок писатель — Михаил Левитин заявил буквально следующее «Я никогда не ставил то, что будет воспринято залом сразу». Действительно, часть зрителей уходили со спектакля. Крохотная часть. Остальные аплодировали стоя. Конечно, Левитин говорил не о пренебрежении публикой, но о том, что его спектакли — это постижение нового, сначала режиссером, потом зрителями. В «Пире во время ЧЧЧумы» новым для меня стал Александр Сергеевич Пушкин. 

На сцене — старинные напольные часы и старые шкафы, мир пыльный, музейный, игрушечный. Шкафы почему-то опрокинуты «на спину», и рояль? не в кустах, зато над сценой. На нем станет «играть» юный Моцарт, поднятый к потолку веселыми молодыми охламонами, которые на сцене практически все время, какая бы часть «Маленьких трагедий» не разворачивалась тут. Они одновременно и намек на тот образ вольной молодости, друзей-лицеистов, который со школьных лет сопровождает в нашем сознании образ поэта. Они же - нечто вроде хора в греческой трагедии, только это хор насмешников, их дружные завывания и поочередно произносимые монологи задиристы и смешны. Трагедия осознается, но не произносится. И даже как бы не играется. Вот разве фальцетом отчаяния в гневном монологе Скупого, пеняющего небесам на несправедливость: его золото, оплаченное всей жизнью перейдет в руки беспутного сына, и нет сил, могущих остановить ход вещей. Вот разве в пальцах Моцарта, цепляющегося изнутри за дверцу шкафа, которую те же пятеро захлопывают за ним как крышку гроба. Шкафы здесь связывают события и времена, из них появляются новые герои, а иногда по совершенно цирковой логике — не появляются, хотя должны быть там. Открыли дверцу — есть Скупой. Закрыли, вновь открыли — а и нет никого!

Глубина пушкинского текста соединившись с многоплановостью метафор, заложенных в сценографии, превращает спектакль в зрелище, полное сюрпризов и смыслов, самый главный из которых не увидишь, как тринадцатый камень в японском саду камней. Там, как известно, с какого ракурса не гляди, каждый раз перед глазами новый ландшафт, но каждый раз взору откроется только 12 камней. Ситуация «пира во время ЧЧЧумы» легко прочитывалась, как сегодняшнее бытие, в котором хоть отбавляй чумы на всех уровнях, от политических до будничных, но с этого мелководья подмигиваний и смешков тему потоком спектакля уносило гораздо глубже. «Нет правды на земле, но правды нет и выше!..» — сказано не в этом спектакле, но тем же автором и по тому же поводу.

Автор был одним из великолепной пятерки. Или пожалуй, намеком на него, ибо в «Пире?» все подвижно и ничто не догма. Вот Пушкин (ну Пушкин же, кудрявый и нос его!) в белой рубашке со свободными рукавами, усаживается в полупрофиль на краю сцены — типа «узнали?» Забавно. А вот он же в черном мечется по сцене, словно раздираемый физической болью — читает письмо барону Геккерну, известное письмо про жену и свою оскорбленную честь. Знакомый текст отдается в душе, словно услышанный впервые. Отдается болью и удивляет благородством слога — это в такой-то момент!, и благородством душевным, которое и комментировать невозможно, поскольку нет уже такого языка. Узнали заново.

Так несколько раз спектакль доходил до кульминации, боль и смысл сливались воедино, можно давать занавес. Ан нет, жизнь продолжается, и что будет в следующий момент, известно только создателю. Создателю мира — и спектакля. Вот тьма сгущается. ЧЧЧума наступает, и фигуры на сцене уже не так легко разглядеть. И нелепая рыжая Мэри поет длинную печальную шотландскую песню, время от времени «давая петуха», чтобы не так пафосно. А Председатель пира управляет своими тенеподобными товарищами по несчастью. Председатель — женщина в мужском платье, с голосом и манерами не мужскими и не женскими, и даже не вполне людскими — черный человек, комментатор. Но и у Председателя есть свои страхи, и к нему приходит глашатай смерти в клетчатом одеялке, накинутом так, что скрыто лицо. Получается, не он - распорядитель бала? А кто тогда?

Так вот же он, подлинный распорядитель тоже гуляет по спектаклю свободно и легко, от сюжета к сюжету. Босой веселый человек в шляпе и тельняшке. Ему все нипочем, он может даже повисеть немного возле того рояля — на крюке, прицепленном за штанцы. Он приносит папку с только что развеянными безвозвратно рукописями Моцарта — они, конечно же не сгорели. Он начинает спектакль — сбивающимся с ритма, но упрямо возобновляемым танцем. И он же его завершает, подхватив обессилевшего Председателя, и они вместе учатся сначала — заново ходить, а потом снова — танцевать. «Наш спектакль — о сопротивлении всяческой чуме» — это тоже сказал Левитин на пресс-конференции.

Про Хармса же он сказал, что Хармс — наше достояние и должен быть известен всем. Именно поэтому спектакль «Хармс! Чармс! Шардам!» в репертуаре «Эрмитажа» уже 25 лет. Обычно спектакли живут вдвое меньше. Мне довелось видеть его с незабываемой Любовью Полищук Сейчас в спектакле уже третье поколение актеров, театр меняется так же, как меняется жизнь. Но Хармс остается Хармсом. Посмотрим. Спасибо “Sib-Altera” за такую возможность.

http://kulsi.ru/EnergyAndArt?pid=1&id=89

Другие ссылки

Театр «Эрмитаж». Утренние мысли о ЧЧЧуме, Алена Аксенова, Культура Сибири, 9.06.2007
«Тесней наш верный круг составим. ..», Евгения Тропп, Газета Экран и сцена, 1.03.2007
Театр начинается с Пушкина, Городская газета для жителей Пскова, 14.02.2007
ЧЧЧума на оба ваши века, Наталия Каминская, Газета Культура, 11.01.2006
Хочу только веселья, Александра Лаврова, Российская газета, 27.12.2005
К юбилею Михаила Левитина, Павел Подкладов, Радио «Свобода», 22.12.2005
Преодоление чумы, Наталья Николаева, Литературная Россия, 16.12.2005
Театр во время чумы, Алена Данилова, Взгляд.ру, 12.12.2005
Книга с золотым обрезом, Анастасия Томская, Театральные новые известия, 6.12.2005
Пир во время ЧЧЧумы. Фрагменты, Анна Гордеева, Таймаут, 21.11.2005
Домашние игры призраков, Анна Гордеева, Время Новостей, 18.11.2005
Зарекайся от чумы, Марина Давыдова, Время новостей, 18.11.2005
Чччума в Каретном Ряду, Игорь Шевелев, Российская газета, 16.11.2005
«Эрмитаж» жив!, Гордон Марина, «Алеф», 29.09.2005
Открытие сезона театра «Эрмитаж», Телеканал «Культура», 10.08.2005