«Кто автор этого безобразия?»: интермедии из прошлого

Алена Данилова, Ваш досуг, 9.02.2010
В театре «Эрмитаж» состоялась премьера спектакля, который смело может претендовать на звание самого смешного в Москве.

Уникальное остроумие Николая Эрдмана удивительным образом игнорируется современным театром. А между тем, как продемонстрировал спектакль Михаила Левитина, оно со временем не только не утратило свойства смешить, но и сохранило актуальность. «Кто автор этого безобразия?» представляет собой весьма калейдоскопическую мешанину из интермедий, басен, отрывков из пьес и писем — малых или искусственно укороченных сатирических форм, связанных между собой лишь именем сочинителя. Левитин, будучи сам литератором, редко останавливается на каком-то одном произведении коллеги по цеху — он стремится вместить в постановку всю полноту наследия и саму «наследившую» личность. С точки зрения театра, и не только левитинского, — идеальное стремление. И новый спектакль по Эрдману — тому доказательство.

Художник Гарри Гуммель выстроил на сцене эстраду, обрамленную алыми кулисами и увенчанную серпомолотным знаком, и спустил в зал, к небольшой расчищенной от зрителей площадке, пару ковровых дорожек. Пианиста — за рояль, актеры вооружились всем арсеналом комиков и клоунов, и пошло-поехало… «Если голова в шляпе, а дело в голове, значит дело — в шляпе…», Отелло благословляет доктора Дездемонову на сожительство с больным Касио, «Златые дни в отсталости своей не понимали наших дней», ссыльный юмор из Енисейска, «узнает в графине мать» и так далее и того бесподобнее.

Впрочем, беззаботно смеяться над абсурдом ушедшей эпохи, запечатленной Эрдманом во всем ее трагикомичном великолепии, Михаил Левитин не дает. Человеческая единица, угнетенная тоталитарной массой, — вот его сюжет. И потому в спектакле, собравшем разрозненные осколки юмора, есть один постоянный и не всегда смешной персонаж — Подсекальников из главного произведения Николая Эрдмана «Самоубийца». Это сложный герой и сложная роль, соединяющая комедию и трагедию, достоинство и унижение, смелость и трусость, свободу и рабство. Актер Евгений Кулаков играет ее неровно, однако в определенные моменты достигая большой точности и глубины.

Если чего спектаклю и не хватает, так это современности. В текстах Эрдмана не устарело ни строчки, однако акцентированно советский антураж, неоднократные отсылки к человеку с курительной трубкой (словно нужно лишний раз напоминать, кто автор слов «Кто автор этого безобразия?»), внезапно являющийся из-за задника красноармейский хор и совсем уже бессмысленная ретро-гимнастка в финале упорно тянут их в прошлое.

Оригинал статьи


Другие ссылки

Опубликованы киносценарии Николая Эрдмана, Театрал, лента новостей, 17.02.2011
Revival of 1920s Satirical Writer Lacks Punch, John Freedman, The Moscow Times,11 March 2010, 11.03.2010
Не надо басен, Наталия Каминская, Газета «Культура», № 7-8 (7721), 4-7 марта, 2010, 4.03.2010
«Кто автор этого безобразия?», Письмо от зрителя, 03.2010
Кто автор «безобразия», Борис Поюровский, «Российская газета» — Федеральный выпуск № 5119 (40), 26.02.2010
«Кто автор этого безобразия?»: интермедии из прошлого, Алена Данилова, Ваш досуг, 9.02.2010
«Кто автор этого безобразия?». Автор — Николай Эрдман, Телеканал «Культура»: Новости культуры, 8.02.2010
Почему имя Николая Эрдмана вычеркнули из титров «Веселых ребят»?, Юрий Москаленко, Школа жизни: www.shkolazhizni.ru, 10.08.2008
Николай Робертович Эрдман, Юрий Любимов, Рассказы старого трепача, 2001
Воспоминания о Николае Эрдмане, Эрдман, Н.Р. Пьесы. Интермедии. Письма. Документы. Воспоминания современников. — М. : Искусство, 1990