Почему имя Николая Эрдмана вычеркнули из титров «Веселых ребят»?

Юрий Москаленко, Школа жизни: www.shkolazhizni.ru, 10.08.2008
10 августа 1970 года остановилось сердце Николая Робертовича Эрдмана. Нынешнему поколению это имя вот так, навскидку, вряд ли что скажет. Но смею вас уверить, тем, кто родился до Великой Отечественной войны, этот самобытный человек достаточно хорошо известен.

Да в принципе, и у нас был шанс слышать об одном из авторов сценария фильма «Веселые ребята», но к моменту выхода фильма на экран, в 1934 году, Эрдман был уже арестован и Григорий Александров, навестив его в заключении, попросил интеллигентного автора сценария: «Понимаешь, Коля, фильм получился шикарным, кажется, товарищ Сталин его полюбил. А что если он узнает, что один из его создателей за решеткой? Он сразу охладеет к фильму и „Веселые ребята“ будут пылиться на полке. Не губи…»

Народ знал и без имени…

И что мог сказать Николай Робертович? Фильм ему был дорог, а имя? Имя всегда можно было вернуть. Тем более к тому времени он был достаточно известен и уже отметился тем, что был одним из самых близких друзей тех же Есенина и Маяковского, Мейерхольда и Станиславского. Тот же Константин Сергеевич сравнивал Николая Робертовича с Гоголем.

Кстати, арестовали Эрдмана в Гаграх, непосредственно во время съемки «Веселых ребят». То ли по простоте душевной, то ли преднамеренно, знаменитый актер Василий Качалов прочитал басни, написанные Николаем Робертовичем на приеме в Кремлевском дворце. Уже по ледяной реакции зала, Василий Иванович понял, что сморозил величайшую глупость. Его лишь пожурили за политическую близорукость, а вот Эрдман расплатился по полной, его привезли сначала в Енисейск, а затем перевели в Томск.

…Николай родился 16 ноября 1900 года в семье обрусевшего немца Роберта Эрдмана, который работал бухгалтером в одной из московских контор. Воспитанием Коли занималась мама, знавшая много сказок, стихов и не жалевшая на сына времени. Под ее влиянием он и сам начал писать стихи, едва ему исполнилось 9 лет. С детства Эрдман-младший слегка картавил и растягивал слова, но все попытки «наладить» правильное произношение так и не увенчались успехом: этот «фирменный стиль» остался у него на всю жизнь. Зато благодаря матери у Коли был чуть ли не врожденное трепетное отношение к языку, хранителем чистоты которого он остался до самой смерти. Его многочисленные друзья уверяли, что Эрдман никогда не произносит не только матерного, но и иностранного слова!

Хороший знакомый Маяковского и Есенина

Огромное влияние на раннее творчество оказал Маяковский, Николая всегда было тесно в рамках общепринятой поэзии, вот почему он в 1918 году с радостью примкнул к группе имажинистов, в которую, кстати, не просто входил, а еще и основал вместе с Шершеневичем златокудрый Сергей Есенин. Ему братья-погодки Борис (будущий театральный художник) и Николай Эрдманы очень нравились: настойчивые были ребята.

Не без влияния Маяковского Эрдман написал свою первую пьесу «Мандат». Случилось это в 1919 году, незадолго до того, как Николая мобилизовали в РККА с тем, чтобы он защищал Советскую власть. Позже эта пьеса видоизменялось по ходу жизни, но основная канва и сама идея были заложены тогда, когда молодому драматургу было всего 19 лет.

Армия стала для него неплохой школой, потому что, общаясь только с друзьями-поэтами, кучковавшимися в Москве, жизни совершенно не узнаешь. В отличие от того же Есенина, который черпал темы для стихов в деревенской пасторали, Эрдман был сугубо городским поэтом. Вернувшись с фронта и окунувшись с головой в чем-то развеселую, а в чем-то трагическую московскую жизнь, Николай удивительно быстро и точно определил свое место в ней.

Слава пришла в возрасте 24 лет

К 1922 году его имя было уже хорошо известно театральной Москве. Он писал либретто для оперетт и балетов, скетчей и куплетов для кабаре, создал совершенно уникальную пародию «Носорогий хахаль» на спектакль Мейерхольда «Великолепный рогоносец», буффонаду «Шестиэтажная авантюра» в кабаре «Кривой Джимми». В 1924 году в соавторстве с В. Массом обозрение «Москва с точки зрения», которым, кстати, в том же году открылся Театр сатиры. Не забывайте, что автору в то время шел только 24-й год…

Всеволод Мейерхольд оказался человеком незлобливым, и в 1925 году поставил пьесу «Мандат». Этот спектакль стал настоящим открытием того театрального сезона, произведения буквально было растаскано на фразы, которые стали гулять по Москве. А сам великий режиссер рассказал о пьесе так: «Современная бытовая комедия, написанная в подлинных традициях Гоголя и Сухово-Кобылина. Наибольшую художественную ценность комедии составляет ее текст. Характеристика действующих лиц крепко спаяна со стилем языка».

А вот вторую пьесу Эрдмана — «Самоубица» — Мейерхольду поставить не дали, хотя после прочтения ее Горьким и Луначарским, Станиславский обратился с письмом лично к Сталину. Тот постановку разрешил, но спустя через год, уже после генеральной репетиции, было отдано распоряжение: все отменить…

В Москву дороги нет

Но жизнь бросала Николая Робертовича то в жар, то в холод. После отсидки ему запретили жить в Москве, он кочевал по всей России, жил в Вышнем Волочке, Торжке, Рязани. В столицу приезжал нелегально. Незадолго до начала войны с письмом к Сталину обратился на этот раз Михаил Булгаков. Хотел выхлопотать разрешение для Эрдмана жить в столице. Но ответа так и не последовало.

Спустя некоторое время за сценарий к фильму «Волга-Волга» Эрдману была присуждена Государственная (Сталинская) премия. Случилось это в 1941 году, а ровно через 10 лет Николай Робертович получил и вторую премию от вождя всех времен и народов, на этот раз за сценарий к фильму «Смелые люди».

Довольно цинично по отношению к Эрдману поступили в годы войны. Лауреата Сталинской премии призвали в армию и направили в часть, в которой собрались люди лишенные прав и бывшие священники. Чтобы они принесли как можно меньше вреда и не повернули оружия против своих, их вообще не вооружили и не обмундировали. Чаще всего из таких людей состояли похоронные команды, подбиравшие погибших с поля брани после боя. Армия отступала, и не раз и не два Эрдман мог попасть в плен, но Бог его уберег. Правда, когда тяжело больной драматург оказался в саратовском госпитале ( у него началась гангрена и чудом ампутировали ногу), его разыскали подручные Берии. Но не упекли за решетку, а привезли в Москву, в ансамбль Советской Армии им. Александрова, где Николай Робертович писал для постановок.

«Если увидите Твардовского, скажите, что меня нет…»

А после войны Эрдман ушел из ансамбля и занялся тем, к чему привык. Совместно с Михаилом Вольпиным, Евгением Шварцем и другими драматургами он написал сценарии к художественным и мультипликационным фильмам. Ему дети страны Советов обязаны такими фильмами, как «Город мастеров», «Огонь, вода и медные трубы», мультфильмом «Приключение Мурзилки» и другими…

Творческие люди, как говорится, не уходят на покой и на пенсии. Некоторое время Эрдман помогал «встать на крыло» молодому театральному режиссеру Юрию Любимову, можно сказать, он «в гроб сходя благословил» Владимира Высоцкого, который бывая у Эрдмана в гостях пел ему свои первые песни.

"…Сегодня 31 августа. 13-го числа были похороны. Самые краткие и самые тихие. Узкий круг провожающих. Читателям «Вечерней Москвы» было сообщено, что умер какой-то киносценарист. Почетный караул в Доме кино, почернелые, впавшие скулы жены Эрдмана — Инны и ее матери — Марьи Алексеевны, неторопливая скорбная суета, вполовину, кажется, похудевший Михаил Вольпин, рядом Владимир Масс — замечательные друзья писателя, двое его соавторов, разделившие лагерное прошлое покойного. Глубокая, сокрушенная речь Алексея Каплера, и вслед за тем — его рыдания за портьерой, где находились другие ораторы. Формально-скорбные слова секретаря Союза кино, неверно ставящего ударение в отчестве Эрдмана. Большая и добрая речь Александра Штейна, говорившего об авторе великой пьесы «Самоубийца», за которой — огромная будущность на русской сцене. Великой пьесы, о которой понятия не имели читатели, как вечерней, так и дневной Москвы.

Не смог из-за болезни приехать Юрий Любимов. От Таганки были мы с Борисом Хмельницким, директор театра и Андрей Вознесенский с Зоей Богуславской. Я видел чету Мироновой и Менакера. Смотрел на постаревшего Твардовского и слышал голос Эрдмана: «Если увидите Твардовского, скажите, что меня нет…»


Это строки из дневника Вениамина Смехова, который через восемь лет после описываемых событий станет на экране благородным Атосом…

Оригинал статьи


Другие ссылки

Опубликованы киносценарии Николая Эрдмана, Театрал, лента новостей, 17.02.2011
Revival of 1920s Satirical Writer Lacks Punch, John Freedman, The Moscow Times,11 March 2010, 11.03.2010
Не надо басен, Наталия Каминская, Газета «Культура», № 7-8 (7721), 4-7 марта, 2010, 4.03.2010
«Кто автор этого безобразия?», Письмо от зрителя, 03.2010
Кто автор «безобразия», Борис Поюровский, «Российская газета» — Федеральный выпуск № 5119 (40), 26.02.2010
«Кто автор этого безобразия?». Автор — Николай Эрдман, Телеканал «Культура»: Новости культуры, 8.02.2010
Почему имя Николая Эрдмана вычеркнули из титров «Веселых ребят»?, Юрий Москаленко, Школа жизни: www.shkolazhizni.ru, 10.08.2008
Николай Робертович Эрдман, Юрий Любимов, Рассказы старого трепача, 2001
Воспоминания о Николае Эрдмане, Эрдман, Н.Р. Пьесы. Интермедии. Письма. Документы. Воспоминания современников. — М. : Искусство, 1990