Драматургов — за Урал!

Светлана Хохрякова, Культура, № 21, 4.05.2009


При входе в зрительный зал, от которого осталась, правда, только небольшая часть, а добрую половину поглотила разросшаяся едва ли не на весь партер сцена, публику встречает оркестр, что в наши времена, если речь не о музыкальном театре, большая редкость. Зрительский организм настраивается на определенный лад. Вообще все, что происходит у Михаила Левитина в этот вечер, отсылает к тому, что принято считать исконным театральным укладом: никто никуда не спешит по окончании спектакля, актеры выходят на поклоны, как это было, наверное, лет сто назад — с чувством, толком, расстановкой, публика им долго-долго аплодирует. Под финал нам приготовят нечто вроде блюда под названием «Галантный век». Дамы появятся в кринолинах, наряды их роскошны (все это дело рук художника по костюмам Оксаны Ярмольник), и застынут, словно фигуры из воска. На сцене по ходу спектакля постоянно появляется хор, составленный из артистов театра, включая ведущих, которым незазорно выходить толпой, отнюдь не безликой, надо заметить. Сам Левитин перед началом спектакля будет страстно говорить о Давиде Боровском, и в голову придут мысли о том, что вот есть еще одержимые люди, для которых театр — не бизнес-предприятие, а место, где рвется душа и сжигается собственная жизнь.

Открывая программку, кое-кто из зрителей и в толк не возьмет, что это за «Капниста такая». То ли капнись туда-сюда, то ли еще что-то непонятное. Удивляться не приходится: кто сегодня помнит, а тем более читает сочинения Василия Капниста, рожденного в 1757-м и покинувшего этот мир в 1823 году. Разве что студенты-филологи или будущие театроведы, которым предписано изучать эти опусы в университетах. О постановках сатирических комедий Капниста, написанных во времена куда более известного баснописца и драматурга Крылова, и говорить-то не приходится. А когда-то его сочинения были весьма смелым высказыванием, бичевали пороки общества, как то взяточничество, произвол чиновников, издержки законодательства. Неистовый Виссарион Белинский назвал его пьесу «Ябеда» — решительным нападением сатиры на крючкотворство и лихоимство, страшно терзавшие общество прежнего времени. Разве не свежо и поныне? Взяточничеству и теперь на государственном уровне объявлена война. «Ябеда» в 1798 году сыграна была в Петербурге, но после четырех представлений ее исполнять запретили по распоряжению Павла  I. Тираж сей пьесы конфисковали и уничтожили. Герои «Ябеды» стали персонажами нового спектакля Михаила Левитина и Юлия Кима, поставленного, как особо подчеркивается, в пространстве покойного Давида Боровского. Обо всем этом Михаил Левитин мечтал на протяжении двадцати лет, как-то прочитав написанное Юлием Кимом стихотворение. Десять спектаклей задумывалось сделать с художником Давидом Боровским, объединяло бы которые некое общее пространство, им одним принадлежащее. «Белая овца», «Безразмерное Ким-танго» успели народиться на свет, теперь вот и «Капнист туда и обратно»пополнил его.

Пьеса, возникшая из стихотворения Кима, размышлений над самим Капнистом, тоже писавшим свои комедии в стихах, вылилась в анекдот, датированный еще XVIII веком и связанный с именами Капниста и императора Павла  I. Чем-то эта история напомнила спектакль «Киже» в МХТ по рассказу Юрия Тынянова «Подпоручик Киже», в основе которого тоже анекдот: человек вроде бы есть, но его вроде бы и нет, то ли жив, то ли мертв, вот его и причислят к умершим, и теперь сам не ведает, есть он на свете или сгинул куда. А тут получается, что Капнист то ли есть, то ли нет его. Он весь спектакль пролежит на полу, иногда приподнимаясь с перин. Капниста, роль которого исполнил Алексей Шулин, как несуществующего Киже, поведут по предписанию бог знает куда, босиком, по этапу за Урал. Выскочат на сцену нарядные девки-сибирячки в тулупах, оставив после себя в партере аромат духов. Как и всякий сочинитель, Капнист неотделим от порожденных его фантазией персонажей, они будут все время присутствовать на сцене: жулики, отсуживающие чужие имения, раздающие взятки, обижающие честных людей и правдолюбцев с говорящими фамилиями. Если уж есть в пьесе представитель судебной палаты, то непременно Кривосудов. У прокурора — фамилия Хватайко. Появление троицы лихоимцев, которое, как реприза, повторяется, придумано очень смешно и аппетитно, и рожи тут просто исключительные, Гоголь обзавидуется.

Как и Кирилл Серебренников, при всей разности их творческой индивидуальности, Михаил Левитин увлекся формой (которая всегда была его коньком, его огромным преимуществом и часто совершенством), все очень эффектно, но иной раз слишком туманно. В отличие от иных трактовок эпохи Павла I, никаких сиюминутных параллелей в Театре «Эрмитаж» не возникает. Нынешние политические деятели не мерещатся и не подмигивают, хотя фразы, доносящиеся со сцены, словно грибоедовские, звучат пророчески. Выступающий в роли резонера Борис Романов произнесет: «Вот как было в прежни годы, когда не было свободы».

Была ли вообще встреча императора Павла I и драматурга Капниста возможна - по географии времени и места, по несоразмерности фигур, — бог весть. Но фантазии на тему «возможная встреча» всегда привлекательны, позволяют соотнести некоторые представления о времени и о себе.

Не в обиду нашим творцам, но все современные опусы о Павле I чем-то похожи: подходом к разработке материала, общим клише на заданную тему. Герои у Левитина — тот же сонм фантомов, что и у Серебренникова. Павел I в исполнении Евгения Кулакова, внешне очень подходящего на эту роль: юркий, нервный, небольшого роста. Он почти невидим, все время торчит на балконе, который нависает шапкой над партером. Павел что-то выкрикивает наверху, иногда выбегая на сцену. «Если что напишешь — дай я сперва прочту», — скажет самодержец своему подданному Капнисту. Просто отеческие отношения — из разряда тех, которых не было.

Оригинал статьи

Другие ссылки

Там чудеса!, Анастасия Ефремова, «Страстной бульвар», 1.09.2009
Капнист Капнисту рознь, Вера Копылова, «Московский Комсомолец», 1.09.2009
Император в перьях, Анастасия Томская, Новые Известия, 27.05.2009
Исторический анекдот с намеком, Любовь Лебедина, Трибуна, 14.05.2009
Unexpected 'Kapnist Round Trip' Is Pure Levitin, Джон Фридман, The Moscow Times, 7.05.2009
Драматургов — за Урал!, Светлана Хохрякова, Культура, № 21, 4.05.2009
Туда Капнист. А обратно?, Марина Токарева, Новая газета, 10.04.2009
Капнист туда и обратно, Елена Груева, Time Out Москва, 10.04.2009
Обратно «Эрмитаж», Мария Седых, Итоги № 14, 23.03.2009
Спектакль «Капнист туда и обратно», ТВ Канал Культура, 21.03.2009