…Когда речь идет о чуде

Ася Иванова, Вечерняя Москва, 9.09.2013
В театре «Эрмитаж» поставили спектакль «Фокусник» по киносценарию Александра Володина

В театре «Эрмитаж» уже вторая премьера в этом сезоне, и снова – «сказка для взрослых». Первой была шварцевская «Тень», на этот раз – «Фокусник» по киносценарию Александра Володина «Загадочный индус». Камерная, поэтическая история о маленьком человеке, для которого сохранить самого себя, свою внутреннюю свободу – куда важнее, чем обзавестись самыми насущными благами и вписаться «норму» жизни.

Эту историю некогда на киноэкране рассказал Петр Тодоровский, пригласив на роль честного и доброго, но такого не приспособленного к окружающей действительности фокусника Зиновия Гердта. А сейчас в «Эрмитаже» ее трактует режиссер Андрей Тупиков и актер Алексей Шулин. 

Впрочем, в этом спектакле образ самого Фокусника несколько отступает на второй план, выводя на первый – автора. Именно с него начинается действие, именно ему отданы все поэтические куски. Эта роль, отсутствующая в сценарии, придумана режиссером, дабы перевести рассказываемую историю на иной уровень. Персонажу «от автора» передоверен весь текст киносценария, не уместившийся в диалоги, а еще – стихи самого Александра Володина. Точные, острые, порой очень «больные» и личные они превращали рассказ о некоем добром лишнем человеке в исповедь драматурга.

Другой вопрос, что в полный голос исповедь эта пока не прозвучала, хотя могла бы. Помешала концентрация на мелких подробностях, которые вместо того, чтобы укрупнять и подчеркивать происходящее, лишь утяжеляли его. И потому спектакль, который начался как разговор о художнике и рождении произведения искусства, шаг за шагом стал тонуть в бытовых сценах, чьи реалии, увы, слишком далеки от сегодняшнего дня.

Еще больше разрушал хрупкую сценическую конструкцию музыкальный ряд. Только-только на подмостках начинало рождаться что-то живое, как ударными аккордами «попсовой» классики все тут же обращалось в пыль. Здесь Моцарт соседствовал с «Арлекино», а фортепианные темы с уроков хореографии с «киношными» мелодраматическими мотивами. Причем хоть как-то эмоционально воздействовать на зрителя не успевало ни первое, ни второе, ни третье, ни четвертое.

…И тут автор просит остановить мгновение, потому что речь пойдет о чуде, — этими словами заканчивается действие первое и начинается второе. А если быть до конца откровенной, то собственно только здесь, с чуда и начинается спектакль. Чудо, согласно сценарию и спектаклю, — это Женщина, встретившаяся на пути Фокусника. Чудо, согласно законам театра, — это Дарья Белоусова, Женщину играющая. Роль актрисы в этом спектакле весьма условна и нелогична – ее почти нет. Но есть актриса, которой достаточно даже не слова – взгляда, чтобы моментально заполнить все сценическое пространство и вдохнуть жизнь в казавшийся безжизненным образ.

Дарья Белоусова, кажется, пришла из иной эпохи. Эпохи, когда актеров называли «священными чудовищами» и в их силах было самый пустяковый сюжет поднять до уровня трагедии или высокой комедии. Разумеется, пьеса Александра Володина далеко не пустяк, но сыгранная как бытовая комедия с поэтическим уклоном, она многое теряет и рассеивает зрительское внимание, несмотря на весьма достойные актерские работы. Но каждое появление на сцене Дарьи Белоусовой, тут же это внимание возвращает. Актриса словно «вырывает» тебя из мягкого кресла, встряхивает и подчиняет. И сила мощная, и, кажется, почти безграничная, вот только нет в ней холода и бездушного диктата – только обволакивающее тепло, которому хочется подчиняться…

Вот таким вот странным и непредсказуемым бывает театральный мир. Мир, в котором все самые увлекательные режиссерские построения могут быть перечеркнуты актерской «пустотой». Мир, в котором вдруг захочется вернуться на ничем не примечательную постановку, только лишь потому, что именно на ней ты стал свидетелем актерского чуда. Мир, в котором чудо может подкараулить на каждом шагу, — вот только верить надо в театральную сказку.


Оригинал статьи



Другие ссылки

Отправляясь на оперетту, вспомни гимн СССР, Любовь Лебедина, Трибуна, 10.09.2015
Безумная власть плодит безумцев, Любовь Лебедина, Трибуна, 28.08.2014
Над «Лиром» больше не заплачем, Елизавета Авдошина, Театральный портал CHEKHOVED, 24.08.2014
…Когда речь идет о чуде, Ася Иванова, Вечерняя Москва, 9.09.2013
Сердечная достаточность, Галина Шматова, АФИША@MAIL. RU, 9.09.2013
Честная авантюра в Эрмитаже, Александр Чигров, «Театрон», 1.11.2012
Кураж, шардам, Эрмитаж, Владимир Колязин, Независимая газета, 29.02.2012
«Встречи в Одессе» завершились победой Мельпомены, Мария Гудыма, Таймер Одесса, 12.09.2011
«Где так вольно дышит человек…», Наталья Старосельская, «Страстной бульвар, 10». Выпуск № 6-136/2011, рубрика «Премьеры Москвы», 04.2011
О нерасслышанном, Анна Гордеева, «Время новостей», № 226, 8.12.2009
Unexpected 'Kapnist Round Trip' Is Pure Levitin, Джон Фридман, The Moscow Times, 7.05.2009
«…но живого, а не мумию…», Вера Калмыкова, Для сайта театра Эрмитаж, 6.02.2009