Артисты, работавшие раньше:
Верова Наталия
Дудинская Нина
Катков Игорь
Куракина Мария
Мосендз Луиза
Поливанова Нина
Тенета Андрей
Фаттахов Марат
Шумилов Вячеслав
Яковлев Анатолий

Достоевский. И немножко нервно

Достоевский в спектакле «Под кроватью» Михаила Левитина наглядно демонстрирует нам, что жизнь может обернуться тем еще парадоксом

Юлия Позднякова, Культура Сибири, 18.06.2007
Спектакль в двух действиях. Первое гораздо менее «подвижно» (в том смысле, что герои мало двигаются), чем второе. Вначале несколько минут персонажи вообще ничего не делают, только стоят и дают зрителям разглядеть себя. Подзаголовок спектакля — игра на нервах. Эта игра начинается сразу же, с первых же секунд. Зрителя как будто проверяют, насколько он любопытен, терпелив и наблюдателен. Два персонажа, поджидающие под окнами одну и ту же женщину резко переходят от дружелюбия к ненависти, действие готово перерасти в трагедию, когда муж начинает душить своего соперника. Игра на нервах продолжается: Драма, комедия, трагедия — одно перерастает в другое и держит зрителя в напряжении. Спектакль разворачивается не в физических действиях, а в эмоциональных.



Второе действие ближе к традиционным постановкам, где герои двигаются по сцене и разговаривают. Но эффект «игры на нервах» сохраняется.



Виртуозом в этой игре стал муж Иван Андреевич (народный артист России Александр Пожаров). Нервы его настолько «разыгрались», что превратились в действия. Жертвой нервной неуравновешенности оказалась ни в чем не повинная собачка, задушенная только за то, что лаяла. Смерть несчастного животного — это точка, до которой играть на нервах еще можно, но за ней уже нельзя. После этого действие спектакля идет на спад, успокоение, словно расшалившиеся нервы приходят в норму.



Первый франт (Арсений Ковальский) демонстрирует уникальную «нервную» пластичность: спесивость, нахальство, приправленное легким страхом и хорошей долей авантюризма, меняются быстро, словно картинки в калейдоскопе. Франт умеет подыграть в любом «нервном» оркестре.



Особая обстановка для такой игры — необязательна, поэтому декораций необходимый минимум: металлическая кровать со спинками, сооружение серого цвета, ограничивающее сцену и выдвигающее все действие на передний план. Остальное зрителям предлагается воссоздать своим воображением. Каждый может представить дом, улицу, цирк именно так, как хочется ему. Своеобразный момент вариативности в восприятии спектакля, возможность его «доработать». Или не дорабатывать. Ведь для игры, которая идет на нервах, это не обязательно.



Музыка бурная и слишком веселая, она напомнила мне чем-то одного из персонажей — Глафиру (Катя Тенета). Хитрая, эмоциональная и легкомысленная одновременно. Есть моменты, где именно музыка придает ситуации комедийность. Создает достойный фон для игры на нервах. Актеры в этом спектакле превращаются в оркестр, а спектакль — в музыку. Иногда в нежную лирическую, иногда — в какофонию. Музыка сильнее и быстрее всего воздействует на человека, заставляя его испытывать какие-то эмоции. Это важное ее свойство и позаимствовал спектакль.



http://www.kulsi.ru/EnergyAndArt?pid=1&id=95

Другие ссылки

Не надо басен, Наталия Каминская, Газета «Культура», № 7-8 (7721), 4-7 марта, 2010, 4.03.2010
Кто автор «безобразия», Борис Поюровский, «Российская газета» — Федеральный выпуск № 5119 (40), 26.02.2010
Навалился гегемон на одиночку, Наталия Каминская, Культура, 20.12.2007
Подмоченная Одесса, Алла Шендерова, Коммерсант, 12.12.2007
Лодки на приколе, Григорий Заславский, НГ, 10.12.2007
Достоевский. И немножко нервно, Юлия Позднякова, Культура Сибири, 18.06.2007
«Лиловый дым», Анна Баскакова, Агентство Еврейских Новостей, 4.12.2006
В области сердца, Елена Сизенко, Итоги, 13.11.2006
Молчаливое свидетельство, Елена Груева, Ваш досуг, 7.04.2006
Молчи — сойдешь за идиотку, Леонид Гвоздев, Московская правда, 24.03.2006
В одном дворовом королевстве, Александра Машукова, Ведомости, 23.03.2006