Михаил Левитин: Мне не нравилось, как Высоцкий играл

Снежана Павлова, Известия в Украине, 25.09.2011
Московский театр «Эрмитаж» приехал на VI Международный театральный фестиваль «Встречи в Одессе» впервые. Его художественный руководитель — известный театральный режиссер Михаил Левитин рассказал «Известиям в Украине», почему он боялся гастролей в родном городе, как в 20 лет поставил свой дипломный спектакль в Театре на Таганке с Высоцким в главной роли, и почему стал ведущим на телеканале «Культура».


Спектакль для Михаила Филиппова

Откуда столь смелое название вашего спектакля, который вы показали одесскому зрителю?

«Меня убить хотели эти суки» — это не придуманная мною грубость, а первая строка из стихотворения Юрия Домбровского. Пьеса написана по его роману «Факультет ненужных вещей». Премьера нашего спектакля состоялась в Москве в январе этого года.

Почему именно этот роман, рассказывающий об ужасах 37 года, привлек ваше внимание?

Домбровский — один из моих любимых писателей. И этот роман мне всегда нравился. Вот я и решил написать пьесу для актера Михаила Филиппова. Он одобрил. 

Казалось бы, в таком романе трудно разглядеть драматургию. ..

Для меня главное условие постановки — сложность воспроизведения на сцене. И таких сложностей должно быть много.

Какое мнение о постановке высказала вдова Домбровского? Насколько я знаю, она не участвовала в творческом процессе.

Она не была на репетициях, а после премьеры сказала: «Я с удовольствием посмотрела Левитина. Хорошо, что книга Юрина, но это абсолютно ваш спектакль». Ей понравилось. Она мне предоставила эксклюзивное право на постановку его последнего романа «Рождение мыши».

Вы родом из Одессы. Однако почему за 30 с лишним лет ни разу не привозили свои постановки?

У меня есть ответственность не только перед моей маленькой дочерью, но и перед родным городом. Я боялся, что родные меня не узнают, когда посмотрят мои спектакли. Скажут, что я сошел с ума. У меня были «одесские» постановки по Бабелю: «Мария», «До свидания, мертвецы», «Золотой теленок».

До поступления в ГИТИС имели опыт режиссуры?

Я всю жизнь занимался только режиссурой! В полтора года я заявил маме, что буду клоуном. Уже в первом классе ставили мою пьесу «Чудаки», которую я написал в тетради. Тогда же я открыл телевидение в Одессе, на весь город было 200 телевизоров. Моя мама работала в Институте связи, и мы в Кирхе организовали первую экспериментальную телестудию. Каждое утро, в семь утра, я читал по телевидению стихи. В школьные годы также поставил спектакль «Моцарт и Сальери», он занял первое место в городском конкурсе художественной самодеятельности. Но меня, несмотря на это, выдворили из школы, поскольку я разрушил официальную идеологию. Через много-много лет, завуч этой школы, встретив случайно мою маму на рынке, просила передать мне извинения. До поступления в ГИТИС я закончил театральную студию в Одесском ТЮЗе. 


Высоцкий заимствовал манеру пения у Губенко

Как вам удалось попасть в театр Любимова?

Случайно! Я шел с товарищем, поспорил с ним, что зайду и попрошу постановку. Думаю, свою роль сыграли кураж и самоуверенность. Я поставил дипломный спектакль в Театре на Таганке «О том, как господин Мокинпотт от своих злосчастий избавился» — пьеса в стихах Петера Вайса. Это был громкий дебют в громком театре! К Юрию Любимову тогда и в качестве зрителя трудно было попасть, невероятная популярность! А я ворвался в этот мощный организм в 20 лет! И мне сразу посчастливилось работать с Губенко, Высоцким, Смеховым, Аллой Демидовой. Самое интересное, тогда в 1968-1969 годах я не понимал, кто такой Владимир Высоцкий. Я слышал только одну песню «А на нейтральной полосе цветы необычайной красоты». Высоцкий должен был играть черта по имени Ганс Вурст в моем дипломном спектакле. И для меня он был просто артистом.

Он, наверно, проявлял себя как личность?

Мне тогда нужно было придумать что-то свое. И я выработал собственную методику работы с актерами. В театре на Таганке царил дух шпаны: выпивка, мат. Я вошел в театр совершенно иначе. А Любимов говорил труппе (я сам слышал): «Мне стыдно за вас! В театр впервые пришел интеллигентный человек». И вот на первой репетиции с Высоцким, который по виду был каким-то неадекватным, мы долго не могли договориться. Я к нему обращался «Владимир Семенович», а он требовал «просто Володя». В итоге он мне уступил. Пришел и Николай Губенко — босиком, в полотняных штанах. Я стал проигрывать сцену за двоих. Любимов, будучи хорошим артистом, так никогда не делал. Потом они все реплики буквально повторили за мной. И я почувствовал, что они меня приняли. Однако мне не нравилось, как Высоцкий играл у меня.

Кстати, Высоцкий научился пению именно у Губенко. Совершенно твердо говорю: у Высоцкого была манера пения Губенко, он перенял его стилистику, которая была свойственна одесским беспризорникам.

С Любимовым приходилось конфликтовать?

Были творческие споры, но судьба уберегла от катастроф. Он вел себя как художественный руководитель, даже лояльней.

Вы первый, кто поставил Даниила Хармса в Советском Союзе. Как отреагировала тогда публика и критика?

Первый в мире, а не в Союзе, я поставил Хармса! Публика сразу заинтересовалась и поняла его творчество. Очереди на этот спектакль стояли от Садового кольца до театра. Я лично проводил за руку Сергея Бондарчука с Ириной Скобцевой через толпу. Была слава и успех.

Единственную женскую роль тогда играла Любовь Полищук…

Это моя любимая актриса, чудо моей жизни. С ней связано все. Она называла меня своим учителем. И я считаю ее живой! Мы дружили и понимали друг друга, потому что были близкими людьми. Сейчас я занимаюсь постановкой «Матушки Кураж» по Брехту. И спектакль будет посвящен Любе Полищук, так и не сыгравшей матушку Кураж.

Насколько я знаю, была попытка отобрать помещение у вашего театра?

Борьба за наше помещением в саду «Эрмитаж» шла много лет. Я находился под прессом мощного криминала. Под видом капитального ремонта театра (а были выделены огромнейшие деньги на ремонт) должны были его уничтожить и сделать подземный гараж для какого-то строящегося молодежного центра. Я собрал сильную команду из Табакова, Калягина, Миронова и многих других, и мы отстояли театр. Но у нас пока не работает большой зал, там идет ремонт. Играем в малом зале, а также на новой сцене Мастерской Фоменко и в Центре имени Мейерхольда.

На российском канале «Культура» появился ваш авторский проект «И другие». По какому принципу вы отбираете героев своих рассказов?

Передачи «И другие» сняты о людях, которые каким-то образом прошли через мою жизнь. Это первый критерий. Второй — это незаслуженно забытые выдающиеся люди. Уже вышли передачи о режиссерах Игоре Терентьеве, Давиде Гутмане, Леониде Варпаховском, Алексее Грановском, Арнольде Барском, писателе Александре Козачинском, журналисте Михаиле Лоскутове, актере Николае Церетели…



Оригинал статьи

Другие ссылки

О жанрах различных замолвите слово, Елена Колтунова, Порто-Франко. Номер 38(1085), 7.10.2011
Прошел театральный фестиваль «Встречи в Одессе», Наталья Старосельская, Газета «Трибуна» № 39, 6.10.2011
Михаил Левитин: Мне не нравилось, как Высоцкий играл, Снежана Павлова, Известия в Украине, 25.09.2011
«Встречи в Одессе» завершились победой Мельпомены, Мария Гудыма, Таймер Одесса, 12.09.2011
Московский Театр Эрмитаж в Одессе, Фотоколлаж Е. Варченко. Youtube, 09.2011
«Где так вольно дышит человек…», Наталья Старосельская, «Страстной бульвар, 10». Выпуск № 6-136/2011, рубрика «Премьеры Москвы», 04.2011
Настоящие яблоки, Анастасия Ефремова, Планета Красота, № 03-04, 2011, 04.2011
Враги народа в «Эрмитаже», Любовь Лебедина, Трибуна, 31.03.2011
Яблоки против жести, Наталия Каминская, Газета «Культура» № 7 (7767), 3 — 16 марта 2011 г., 03.2011
Топ-10: самые обаятельные и привлекательные, Наталья Витвицкая, VashDosug.RU, 17.02.2011
Станиславский, Ивонна и «…эти суки», Марина Токарева, «Новая газета», № 11, 2.02.2011
«Будденброки» и другие, Мария Седых, «Итоги», № 5, 31.01.2011
«Факультет ненужных вещей» Юрия Домбровского в театре «Эрмитаж», Марина Тимашева, Радио Свобода. «Поверх барьеров — Российский час», 27.01.2011
«Меня убить хотели эти суки»: рецензия редакции, Алена Данилова, Ваш досуг, 20.01.2011
Большая проза на небольшой сцене, Александра Черепнина, Вести-ТВ, 19.01.2011
Школа переживания по Михаилу Левитину, Вера Калмыкова, Специально для сайта театра «Эрмитаж», 01.2011
Убит за роман, Клара Турумова-Домбровская, Новая газета, № 36, 22.05.2008