Идиотизм оптом и в розницу

От Гашека оставили только форшмак

Марина Райкина, «Московский комсомолец», 10.04.2004
Не новость, что все продается и все покупается. Но театру торговать нечем, купить не на что. Поэтому здесь торгуют духовными ценностями. Как-то: медный тазик, в котором мыл ноги 100%-ный идиот, рама портрета императора, муха, засидевшая этот портрет, и прочие идиотические штучки. Что это за распродажа, господа? Терпение, и через неделю вы имеете шанс поучаствовать в идиотичном аукционе. И не где-нибудь, а в Театре сатиры, где состоится премьера «Швейк, или Гимн идиотизму». На последних репетициях побывал обозреватель «МК».

 — Ах, милка моя,
Ты дебилка моя…

И хрясь по морде табуреткой. Швейк в белой рубашке отлетает назад и тут же получает ногой в живот, а может, и ниже. И тут же все останавливается.

Репетиция, по сути, еще не началась, это режиссер по пластике Андрей Щукин отрабатывает с артистами эпизод спектакля. Судя по всему, идиотично-веселому. В зале только один из режиссеров (он же артист) — Саша Жигалкин. 

 — В «Швейке» Гашека мы нашли столько параллелей с современностью… Если человек попадает в жернова разных государственных институтов — суд, прокуратуру, армию, на войну, в конце концов, которая идет перманентно, — то без юмора он может рехнуться. А если он с юмором, у него есть два выхода: либо бороться с этим, что бессмысленно, либо относиться к этому так, чтобы эти институты становились идиотами. Вот Швейк — идеальная модель поведения человека в борьбе с тотальным идиотизмом системы.

А вот и сам Швейк — артист Эдик Радзюкевич, человек с потрясающим чувством юмора. Вместе с Жигалкиным они известны театральной Москве еще с Щукинского училища как убойный капустный дуэт. Но сейчас они утверждают, что их театральное детище под патронатом основного постановщика и капустмена другой генерации Александра Ширвиндта будет не чем иным, как театральным хулиганством.

Судя по тому, как на сцене развиваются дела, это не хулиганство, а форменное безобразие, требующее вмешательства милиции. И куда смотрит Ширвиндт?

 — А его в министерство вызвали. Скоро будет.

Придет и такое хулиганство разведет. А пока открывается занавес, и на сценическом круге выезжают застывшие фигуры знаменитых часов на Ратушной площади в Праге. Что интересно — фигуры сугубо мужского пола: один — враскоряку, другой — как качок, далее следует «послеполуденный отдых Фавна» и так далее, и так далее. Ни одной дамы!

 — А как же женщины? Если мне память не изменяет, их в романе три — пани Миллерова, великая княгиня и, как бы помягче сказать, дама облегченного поведения до такой степени, что Швейк с ней шесть раз…

 — Ну да, есть такая б…ща. «Делай с ней все, что увидишь в ее глазах», — говорит Швейку Лукаш. Ну, и он честно исполняет свой долг, — рассказывает Жигалкин. Это он будет продавать вещи Швейка.

Компания такая: на сцене девять мужчин, один в оркестровой яме, не считая оркестра, и ни одной женщины. Мужчины же и сыграют немногочисленных представительниц прекрасного пола из бессмертного «Швейка». Например, уважаемый артист, профессор Щукинского училища Юрий Авшаров станет пани Миллеровой. Он возмущен, он сопротивляется, пока на него на глазах у публики напяливают огромный белый лифчик, чепец с рыжим париком и юбку.

 — Сто долларов! — кричит ему аукционист — Жигалкин. 

Возмущение лифчиком нарастает.

 — Двести.

 — Ни за что. Не все в театре продается.

 — Пятьсот. Плачу наличными.

Пауза. Пани Миллерова смотрит в глаза торгашу.

 — Ладно.

А вот у артиста Федора Добронравова (второй сезон в Сатире) три роли — псих, униформист, балерина. Последняя, естественно, самая трудная. Быть дамой на пуантах…

 — Да нет, пуантов нет. Это скорее пародия, но лавры Волочковой мне не нужны.

По нескольку ролей у Константина Карасика, Сергея Чурбакова, Игоря Лагутина, Виктора Бакина, Сергея Бурунова. И только одна у Михаила Державина. Но какая! Финальная.

«Швейк» буквально купается в музыке: на два часа действия — сорок минут музыки. В оркестровой яме — автор, он же активный участник действия, Андрей Семенов. Семенов сочинил замечательную музыку, которая, согласно его замыслу, оформляет идиотизм с разных музпозиций — джаза, романса, марша и даже часовой мелодии на Ратушной площади.

 — В детстве я мучил родителей своими любимыми цитатами из «Швейка». Например: «Жупайдия-жупайда. Бог не выдаст никогда». Теперь у нас есть такая песня. А названия знаешь какие? «Дебилка», «Триппер». Хочешь, мы тебе ее посвятим?

Триппер — это для неразборчивых мужчин. И как приличной женщине в театре работать? Впрочем, если верить старой английской пословице, то приличные дамы в артистки не подаются.

Разумеется, это все закулисные хиханьки, хотя был момент, когда шутники приуныли: еще полгода назад «Швейк» был под угрозой. Ширвиндту не нравилось, как сложный литературный материал обретает сценическую жизнь. Тем более первую в Москве. В провинции было две попытки инсценировать роман Гашека, но орешек оказался явно не по зубам. Но вот был найден удачный прием с аукционом, и все понеслось как по маслу.

В зал входит Ширвиндт — как всегда, с трубкой и в хорошем настроении. 

 — На театре хочется, чтобы было весело. У Вахтанговской школы большой опыт шутейных, ироничных произведений, а Швейк — замечательная фигура, такой антикиллер, антибендер, который всех имеет в виду. Все, начинаем! Давайте свет! Поехали!

 — Продается тазик из чистой меди, в котором Швейк мыл ноги!

Итак, «Швейк» — запасайтесь деньгами и делайте ставки, господа!

Другие ссылки

Revival of 1920s Satirical Writer Lacks Punch, John Freedman, The Moscow Times,11 March 2010, 11.03.2010
Не надо басен, Наталия Каминская, Газета «Культура», № 7-8 (7721), 4-7 марта, 2010, 4.03.2010
Кто автор «безобразия», Борис Поюровский, «Российская газета» — Федеральный выпуск № 5119 (40), 26.02.2010
Исторический анекдот с намеком, Любовь Лебедина, Трибуна, 14.05.2009
Unexpected 'Kapnist Round Trip' Is Pure Levitin, Джон Фридман, The Moscow Times, 7.05.2009
Туда Капнист. А обратно?, Марина Токарева, Новая газета, 10.04.2009
Веселиться и пить вино, Радио Маяк, 19.12.2005
Профессия — композитор, Марина Воинова, журнал «Трибуна современной музыки», 1.08.2005
Октябрьские тезисы, Юлия Рахаева, Вечерняя Москва, 3.11.2004
Щенячий воcторг, Алла Астахова, Время новостей, 5.10.2004
Гимн идиотизму, или Поминки по сатире, Григорий Заславский, «Театральное дело Григория Заславского», 13.05.2004
В шоу только мальчики, Марина Райкина, «Московский комсомолец», 23.04.2004
Идиотизм оптом и в розницу, Марина Райкина, «Московский комсомолец», 10.04.2004
В Эрмитаже пьют вино и спасают красоток, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 6.01.2004
Джентльмены и их удача, Елена Ямпольская, «Новые известияч», 2.12.1999
Высокая самодеятельность, Григорий Заславский, «Независимая газета», 2.12.1999