Интервью с Наталией Мордкович

Журнал «Большой Вашингтон», 1.03.2003
«Экспрессивная, насквозь музыкальная и обаятельная» — «Литературная газета» о И. Мордкович. 
«Просто чудо, какая-то магия»
 — «Театральная жизнь» о моноспектакле Н. Мордкович «Психея…».
«… на этот раз искушенная лондонская публика была весьма до?вольна» — газета “London info” о премьере моноспектакля «Психея…» в Лондоне.
На этот раз мы знакомим наших читателей с заслуженной артисткой России, членом Союза театральных деятелей Великобритании Натальей Николаевной Мордкович. В этом ярком и самобытном даровании совместились амплуа, стили, эпохи. Дерзкий поиск нового, ломка привычных традиций, острый гротеск и глубокий драматизм выделяют ее из однообразия поющих актрис. Н. Мордкович — ведущая артистка московского театра Миниатюр, прожила 10 лет в Лондоне, где ей посчастливилось познакомиться со многими известными англичанами, в том числе — с принцессой Дианой.
Сергей Кузнецов: Расскажите, с чего вы начинали, где учились?
Наталия Мордкович: Я окончила музыкальное училище имени Гнесина. И с 4-го курса меня сразу взяли в театр Миниатюр, где я сыграла много разных ролей. Работала с разными режиссерами: Е. Арье, П. Холмским, М. Розовским. За спектакли «Любовь и деньги» и «Добрый вечер, Варшава» М. Розовского я по?лучила диплом лауреата театральной Москвы.
Затем в театр пришел народный артист России М. Левитин, очень талантливый режиссер и писатель. Я играла в его спектаклях: «Здравствуйте, господин де Мопассан», «Чехонте в „Эрмитаже“, „Хроника широко объяв?ленной смерти“, “?” и др.
Затем я вторично вышла замуж и уехала с мужем в Лондон.
С. К. : После многих лет работы в одном театре, это был смелый шаг…
Н. М. : У нас была безумная любовь. Мой муж, Александр Левич, был главным редакто?ром программы „Глядя из Лондона“ на ВВС. Действительно, мне пришлось бросить театр. Иногда я приезжала в Россию и играла в своих любимых спектаклях театра.
С. К. : Следующий вопрос о вашей жизни в Англии. ..
Н. М. : Когда я приехала в Лондон, то ходи?ла только на мюзиклы. За это время я стала членом союза театральных деятелей Великобритании. 
С. К. : Расскажите, как вы познакомились с принцессой Дианой?
Н. М. : Нас с мужем пригласили на прием в Российское посольство. Вдруг входит принцесса Диана. Ей представили меня и моего мужа. Она спросила меня: „Вы поете романсы? А какие?“. Я отвечаю: „Рахманинов, Чайковский. ..“.
 — Как я люблю этих композиторов, — говорит она мне.
 — Я много лет играла на сцене королев и принцесс, но никогда не видела живую принцессу, — сказала я.
Она сжала мою руку и ответила мне: „Вот я - живая!“. Я спросила: „А можно с вами сфотографироваться?“
 — Вам я разрешу.
Меня сфотографировали с ней. Она улыбалась, а глаза были очень грустными. Я еще тогда обратила на это внимание. Принцесса Диана была просто божественная. Она излучала такую доброту…
Через полгода произошла эта трагедия. Я как раз жила в Лондоне, когда происходила вся развязка. Я читала газеты… Мне так было ее жалко. Я думала: „Боже, как она все это терпит!“ Я считаю, что ее романы были только назло принцу Чарльзу и Камилле. Это была ее защита. На самом деле, она очень любила Чарльза. А в Лондоне все просто боготворили ее. Когда начинают говорить о принцессе Диане какие-то гадости, я этого не приемлю. Она светлый, чистый человек.
С. К. : Расскажите о ваших благотворительных выступлениях.
Н. М. : Когда мы были в Женеве, то я играла в спектакле „Путешествие Вениамина III в Святую землю“. Мне посчастливилось выступить в доме престарелых. Боже мой, какие это были старики! Им было по 70 — 80 лет. Там были поляки, немцы, англичане… Кто-то из них ездил на инвалидных колясках, кто-то плохо видел… Когда они слушали романсы, то плакали. И я плакала вместе с ними, потому, что они такие трогательные.
Я пела в Женеве, в Германии, в Израиле, в Каннах. Выступала в Российском посольстве в Лондоне. И нигде не брала за свои выступления денег.
С. К. : Я знаю, что вы участвуете в спектакле интегрированного, реабилитационного театра Натальи Ораловой. Расскажите о нем.
Н. М. : Это спектакль по творчеству Ма?рины Цветаевой „Психея, или монологи из гримерки“. Постановка и музыка Н. Орало?вой. Мы возили этот спектакль в Лондон, а сейчас ведем переговоры с Российскими культурными центрами в Брюсселе, Париже, Праге, чтобы привезти его туда.
С. К. : Надеемся, что и Российский культурный центр в Вашингтоне тоже заинтересуется этим проектом… Недавно по российскому телевиденью прошел цикл передач „Российские красавицы“, который вы озву?чиваете. Расскажите об этом проекте.
И. М. : Сценарист проекта — Нина Белиницкая. Она закончила журфак, пишет свои пьесы. Каждая программа посвящена отдельной женщине. Это — Зинаида Гиппиус — жена Мережковского, Лариса Рейснер — революционерка, прототип комиссара из „Оптимистической трагедии“, Инесса Арманд, Крандиевская — Толстая и Наталья Гончарова — Пушкина. Этот проект прошел на ТВЦ. Мне очень приятно, что я читала за кадром дневники и стихи этих женщин и старалась голосом как-то показать их образы. Женщины эти были совершенно разными, но очень интересными и талантливыми.
С. К. : Коль мы заговорили о талантливых женщинах, нельзя обойти вниманием Марину Ивановну Цветаеву, чьи стихи вы читаете в спектакле.
Н. М. : Для меня Цветаева — это великая женщина, и я перед ней просто преклоняюсь. В проекте „Психея…“ я читаю и стихи, и прозу Цветаевой. Я благодарна судьбе, что прониклась творчеством этой удивитель?ной женщины.
Не самозванка, я пришла домой.
И не служанка, мне не надо хлеба.
Я страсть твоя, воскресный отдых твой,
Твой день седьмой, твое седьмое небо.
Там, на земле, мне подавали грош
И жерновов навешали на шею.
Возлюбленный, ужель не узнаешь.
Я — ласточка, твоя Психея…
Я читаю стихи на фоне драматической музыки. После спектакля очень многие люди подходят ко мне, благодарят. Очень приятно, что их трогает этот спектакль. Так хочется в наше черствое время побольше духовности…
Совсем недавно мы сыграли этот спектакль в доме актера. Там были студенты Щукинского училища. Им по 20 лет. Но творчество Цветаевой волнует все поколения. А в Лондоне на спектакль приходили и английские лорды, и русские эмигранты. Все гово?рили в один голос: „Большое спасибо, что вы привезли этот спектакль!“.
С. К. : Недавно вышел компакт-диск с вашими театральными песнями и романса?ми…
Н. М. : Компакт-диск называется: „Я - дикая кошка“ (“The Wild Kat”). Это такая эклектика, ретро, своеобразное попурри. Здесь и Дунаевский, и Милютин, и Я. Френкель, и Окуджава, и старинные русские романсы, и еврейские песни.
С. К. : Мне кажется, описывать музы?кальный проект — дело неблагодарное. Я думаю, что наши читатели, купив этот диск, смогут познакомиться с вашим творчеством еще ближе.
Я знаю, что у вас в запасе еще масса новых идей и проектов. Расскажите хотя бы об одном.
Н. М. : Актеры — люди суеверные, поэтому о предстоящих работах предпочитают не распространяться. Моя последняя работа в Москве, это спектакль М. Левитина» Анатомический театр «Азефа». Он включен в Чеховский международный фестиваль.
С. К. : Желаю вам дальнейших творческих удач, новых ролей и преданных зрителей.

Другие ссылки

Интервью с Наталией Мордкович, Журнал «Большой Вашингтон», 1.03.2003