Артисты, работавшие раньше:
Верова Наталия
Дудинская Нина
Катков Игорь
Куракина Мария
Мосендз Луиза
Поливанова Нина
Тенета Андрей
Фаттахов Марат
Шумилов Вячеслав
Яковлев Анатолий

Любовь Полищук. Мечта поэта

Ирина Чичикова, Интернет портал Пассаж Одесса, 1.01.2002
В неуютных, навевающих печаль стенах гримерки Любовь Полищук выглядела существом абсолютно инородным и экзотическим: загорелая до золотистой коричневости, неправдоподобно голубоглазая, в каком-то радужном платье. Я подумала, что и в нашем кино она выделялась какой-то вопиющей нетипичностью, не то что бы красавица, но, может быть, даже больше, такая себе вамп с томной поволокой в глазах и грудным, с хрипотцой смехом. Не секс-символ, а скорее, женщина-мечта и не только Остапа Бендера и принца Флоризеля. А, как говаривали классики, мечта поэта.

 — Любовь Григорьевна, вы заняли в советском кино много лет пустующую нишу женщины-вамп.
 — Да уж, один режиссер сказал обо мне: «Не показывайте мне пробы этой актрисы, у нее лицо несоветской женщины».
 — Ну, это был в то время комплимент, потому что воплощением советского была мускулистая девушка с веслом.
 — Да какой комплимент, мне это здорово мешало работать. Я все думала: «Что же со мной не так, что делает меня несоветской, может быть, курносый нос?». Хотя, когда кругом были одни товарищи, а меня называли женщиной, сознаюсь, это грело душу.
 — Впервые вы обратили на себя внимание после жаркого танца с Остапом Бендером:
 — Это были, пожалуй, самые тяжелые съемки в моей жизни. Делалось все в течение одного дня, так что репетировать времени не было: до обеда мы ставили этот танец, а после снимали. Пришлось сделать 14 дублей: то стекло не так закрепили, и оно падало во время танго, то наоборот, не падало вовсе, даже когда Миронов пытался протаранить его мной, то забывали постелить матрас, и Андрей в пылу ронял меня на цементный пол. В итоге, домой я пришла вся в синяках и ссадинах. Мы шутили, что хорошо бы заплатить нам за эти съемки каскадерские. 
 — Как я понимаю, этот танец — не совсем случайность, вы ведь хотели стать балериной?
 — Да, очень, но когда я поступала на хореографию (а я мечтала быть классической балериной), маме объяснили, что, к сожалению, она вырастила очень крупную девочку, это видно по суставам, и на классику ей никак нельзя, вот разве что на народные танцы попробовать. Помню, я тогда подошла, несмело заглянула озабоченной моим небалетным сложением преподавательнице в глаза и сказала: «А я еще так умею» (и Полищук с силой пригибает большой палец к запястью). Я подумала, что этот жест свидетельствует о том, что я очень гибкая, очень пластичная, и меня нужно обязательно принять.
 — И, тем не менее, не приняли. Это было первым серьезным ударом?
 — Конечно, зато я всю жизнь стремилась к балету. И когда мне исполнилось 45 лет, сбылась «мечта идиота», мы выпустили спектакль «А чёй-то ты во фраке?», где я стала на пуанты, и меня затянули в пачку. В тот день я была, наверное, самой счастливой женщиной и актрисой.
 — Я знаю, что вы считали себя некрасивой девочкой, хотя сегодня в это довольно трудно поверить:
 — Но это правда, и свидетельство тому фотографии. Я была кривоногой и косоглазой. Кстати, когда я нервничаю, у меня до сих пор один глаз начинает косить.
 — Хорошо, а каким образом кривые ноги стали ровными?
 — Ну, они не настолько ровные, чтобы говорить о классике, но я над ними серьезно работала, потому что очень хотела в актрисы. Часами делала упражнения, выпрямляла, и мои старания увенчались определенным успехом.
 — Другими словами, нога поддалась?
 — Вот именно.
 — А был ли в вашей жизни человек, который, когда комплексы одолевали, поддерживал веру в то, что вы отнюдь не урод?
 — К сожалению, как ни странно, это была не мама. Я не осуждаю, у нее было столько забот: трое детей, дом, мы очень бедно и тяжело жили. Так вот, человеком таким был мой дядя Коля, царствие ему небесное, которому я почему-то безгранично верила. У него были синие глаза и потрясающая улыбка от уха до уха. Когда он меня видел, то говорил: «Ой, сведет с ума всех мужиков» и ржал, как сумасшедший. Может, он с издевкой, но я верила, краснела, как свекла, смущалась. Помню, однажды он взял открытку, на которой были изображены Дед Мороз и голубоглазая, хорошенькая, как куколка, Снегурочка, подозвал меня и сказал: «Любка, это ты!». И я думала: «Ну вот, еще немного, и я такой действительно стану».
 — Кажется, была какая-то удивительная история, связанная с вашим поступлением: вы провалились, и встретился вам некий молодой человек:
 — Да. Я очень долго уговаривала родителей, чтобы они отпустили меня в Москву, потому везде опоздала, осталось только Щукинское. На 3-м туре стало ясно, что я не пройду. Это было настоящим крахом, я даже плакать не могла, просто сидела с такими квадратными глазами. И вот мимо бежал молодой человек (не знаю, может, сейчас он артист известный, мы с ним виделись всего 10-15 минут), он бросил взгляд на мою поникшую фигуру и сказал: «Девушка, с такими глазами в этот институт принимают». И побежал дальше, а я ему вслед: «А меня вот не приняли». Он вернулся и стал выяснять, что случилось. Именно от него я и узнала, что набирают коллектив во Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства. Я пошла туда, и меня приняли с испытательным сроком. Причем поступала я как вокалистка к Георгию Павловичу Виноградову, а уже через три недели у меня на нервной почве абсолютно пропал голос — ни петь, ни говорить не могла. А тут испытательный срок подходит к концу, и мне уже собирались указать на дверь. Но до этого меня поймал в коридоре (я все время рыдала) Рудольф Евгеньевич Славский и сказал: «Люб, я слышал, ты анекдоты рассказываешь и копируешь неплохо, не хочешь поступить в артистки разговорного жанра?». А надо сказать, что я ужасно разговаривала: «акала», «гыкала» и «шокала». Я говорю: «А шо это „разговорного жанра“, стихи шо ли читать, так я не умею». Он говорит: «Зачем стихи, можно и прозу». И на очередной худсовет мы подготовили басню. Вот так и началась моя артистическая карьера.
 — Сейчас вы больше играете в антрепризе?
 — Не больше, я только в ней и играю, у меня нет стационарного театра.
 — А вы тоскуете по нему, или антреприза вас вполне устраивает?
 — С одной стороны тоскую: у актера должны быть свой дом, своя гримерная, где стоят баночка пудры, грим, чашка с кипятильником. Я из тех людей, которые могут в любом уголке создать уют, наверное, по сути, я все-таки больше женщина, чем актриса. Но, с другой стороны, то, что происходит сейчас в наших театрах, меня настораживает. Если ты не в обойме, не на первых ролях — это катастрофа. Я, например, не умею сидеть без работы. И потом, мне кажется несправедливым, что играешь ли ты каждый вечер или не играешь вовсе, — ставка одна и та же и весьма-весьма скромная.
 — То, что вы пребываете в постоянных разъездах, не омрачает вашу семейную жизнь?
 — Наоборот, мы потому, может быть, и живем так дружно вот уже 18 лет, что скучаем друг за другом. Хотя опять-таки от постоянных гастролей моментами начинает подташнивать. В который раз ездишь по кругу: те же города, те же гостиницы, у меня в голове все они безнадежно перемешались и перепутались.
 — А может, вашей дружной семейной жизни способствует то обстоятельство, что вы с мужем люди двух, пусть творческих, но все-таки разных профессий, он ведь художник-анималист?
 — Вполне вероятно. У меня нет рецептов семейного счастья, но я считаю, что в браке просто не надо быть занудой. Если меня спрашивают: какой ваш муж? Я отвечаю: «Он нескучный человек». Я как раз не всегда соответствую его чувству юмора, интеллекту, жизнелюбию. Оно и понятно, он сидит себе в мастерской и аккумулирует энергию. Я же, напротив, все время разряжаюсь, у меня так мало моментов, когда я могу побыть в одиночестве. И, наверное, нам легко вместе, потому что ему есть что рассказать, а я с готовностью это впитываю. Вот только когда он начинает тянуть меня на тусовки, я упираюсь. Он говорит: «Что такое, ты стареешь». А я отвечаю: «Сережа, ты же знаешь, у меня публичная профессия, я все время отдаю, а для этого мне нужно что-то поднакопить в себе».
 — Наиболее верный способ завоевать девушку — это удивить ее. А чем удивил вас муж?
 — Он посадил меня в свой «жигуленок», разогнался на льду, резко повернул, и мы долго кружились на одном месте. Это было так симпатично и странно, что я действительно удивилась. А ему очень понравилось, как я реагирую: я не визжала, а тихо сидела, покачивалась и наблюдала, как улетают куда-то столбы, фонари, деревья. В общем, он закружил меня в прямом и переносном смысле.

Другие ссылки

О ЛЮБЕ, Михаил Левитин, 28.11.2011
Лови момент, Александра Машукова, Газета Культура № 16, 26.04.2007
Актриса ушла под аплодисменты навсегда, Юлия Таратута, Коммерсант, 1.12.2006
Ей шло это имя — Любовь, Иосиф Райхельгауз, Московские новости, 1.12.2006
«Я жить хочу!», Ян Смирницкий, Московский Комсомолец, 1.12.2006
Наедине с Богом, Татьяна Хорошилова, Российская газета, 1.12.2006
Последнее танго, Татьяна Хорошилова, Российская газета, 1.12.2006
Ушла Любовь Полищук, Лариса Малюкова, Новая газета, 30.11.2006
Идеальная женщина, Валерий Кичин, Российская газета, 29.11.2006
Ее называли каскадером в юбке, Михаил Антонов, Сергей Бирюков, Любовь Лебедина, Труд, 29.11.2006
Она боролась до последнего, Вера Щирова, Новые известия, 29.11.2006
Умерла Любовь Полищук, Екатерина Барабаш, Независимая газета, 29.11.2006
Умерла Любовь Полищук, Отдел культуры, Время новостей, 29.11.2006
Прекрасная клоунесса, Алла Шендерова, Коммерсант, 29.11.2006
Любовь Полищук скончалась от тяжелой болезни, Тамара Калинина, Утро.ру, 28.11.2006
Умерла Любовь Полищук, Юлия Грохлина, Взгляд (vz.ru), 28.11.2006
Памяти Любови Полищук, Любовь Чижова, Радио «Свобода», 28.11.2006
Актриса, умевшая хулиганить, Артем Костин, Известия, 28.11.2006
Несоветское лицо, Юлия Штутина, Лента.ру, 28.11.2006
Любовь Полищук. Мечта поэта, Ирина Чичикова, Интернет портал Пассаж Одесса, 1.01.2002
Любовь Полищук, Наталья Казьмина, В книге «Звезды столичной сцены», АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2002
Любовь Полищук: разговор без купюр, Алла Боссарт, Вечерняя Москва, 25.07.2001
Трагедия с «квартирным вопросом», Ольга Солодова, Газета Культура, 27.05.1998
Зойкина квартира. Театр «Эрмитаж». Режиссер Михаил Левитин, Анна Щербина, журнал Вечерняя Москва, 23.05.1998
Трагический фарс московской комедии дель арте, Ольга Неведрова, Вечерняя Москва, 30.03.1998
Маргариты и Мастер, Игорь Шевелев, Общая газета, 12.03.1998
Любовь Полищук: Мне мешает моя доверчивость, Газета «За калужской заставой», 25.02.1998
Анонс, Литературная газета, 26.11.1997
«L Ermitage, или история любви», «Огонек» № 25, 06.1991
Много мужчин и одна женщина, Майя Туровская, Театральная жизнь, 1987 № 24, С. 11-12, 12.1987
«Семейство Нонанкуров в „Эрмитаже“», Александр Демидов, «Театральная жизнь» 1986, № 1, 01.1986
«Не хочу быть одинаковой», «Комсомольская правда», 16.04.1985
«Магическое зеркало», «Литературная газета» № 40, 5.10.1983