Артисты, работавшие раньше:
Верова Наталия
Дудинская Нина
Катков Игорь
Куракина Мария
Мосендз Луиза
Поливанова Нина
Тенета Андрей
Фаттахов Марат
Шумилов Вячеслав
Яковлев Анатолий

Путь в историю

Алла Михалёва, «Экран и сцена», 18(995), 09.2012
30 сентября замечательному артисту Виктору Гвоздицкому исполнилось бы 60 лет. Он ушел из жизни пять лет назад. Срок достаточный, чтобы в наше сверхсуетное время, когда едва ли не ежедневно вспыхивают и тут же гаснут новые звезды, об актере, пусть даже очень хорошем, но не «медийном» начали забывать. О Викторе Гвоздицком помнят. В гостевой книге на его сайте и сегодня появляются новые записи. Например: «Видела этого актера в спектакле „Тень“ театра Комедии в Петербурге. Это была самая незабываемая постановка и потрясающая роль». Такой отклик, почти через тридцать лет после премьеры, наверное, самая большая награда для артиста, тем более мало мелькавшего на экране. «Мелькать» — вообще было не в характере Гвоздицкого. Почитавший Пушкина, сыгравшего в его творчестве важную, можно сказать, судьбоносную роль, он прекрасно понимал: служенье муз не терпит суеты. В творчестве Гвоздицкий никогда не был суетным, на мелочи — не разменивался. Масштаб роли для него определялся не количеством текста, а внутренним объемом, перспективой творческого посыла. Хотя, как и всякий артист, любил играть главные роли. Репертуар Гвоздицкого (почти антология лучших ролей мирового театра) поражает своей разноплановостью: ростановский Сирано и стриндберговский Эрик XIV, мольеровский Дон Жуан и лермонтовский Арбенин, чеховский Тузенбах и шварцевская Тень, цветаевский Казанова и сологубовский Передонов… Гвоздицкий был великолепен и в роли гимназиста-переростка Буланова в «Лесе» Островского, и в роли Основы из «Сна в летнюю ночь» Шекспира, (Гоголь и Достоевский были его авторами. Он сыграл Хлестакова в «Ревизоре» Юрия Еремина в Театре имени Пушкина и дважды Подколесина — в двух совершенно разных версиях «Женитьбы»: в «Эрмитаже» у Михаила Левитина и во МХАТе у Романа Козака. Его Парадоксалист («Записки из подполья») и Порфирий Петрович («Играем „Преступление“») в спектаклях Камы Гинкаса, (Голядкин в «Двойнике» Валерия Фокина стали едва ли не лучшими сценическими воплощениями героев Достоевского.

Масштаб личности артиста позволял ему играть не только великие роли, но и великих людей — Мейерхольда, апостола Павла, гениального безумца Арто и «наше все» —Александра Сергеевича Пушкина. Пушкин прошел через всю жизнь артиста. Его первый, ленинградский, Пушкин из «Пушкина и Натали» Камы Гинкаса привел Гвоздицкого в Москву. Второго в телеспектакле «Медная бабушка» Михаила Козакова Гвоздицкий сыграл незадолго до смерти. Замечательный критик и литературовед Станислав Рассадин, к сожалению, тоже недавно ушедший из жизни, назвал его исполнение роли Пушкина гениальным. Пушкин сопутствовал актеру всю жизнь. Последним адресом Гвоздицкого, уже не в Ленинграде, а в Петербурге, стала Пушкинская улица, дом 4, недалеко от любимого актером памятника поэту, о чем он сам рассказывал в редких интервью.

Интервью — это особый сюжет в жизни Виктора Гвоздицкого. Долгие годы он категорически от них отказывался. Блистательный собеседник Гвоздицкий не хотел «говорить для печати» даже с близкими людьми. Объяснял: я не могу дать тебе интервью, а потом кому-то отказать. Возможно, опасался быть неверно понятым. Но, скорее всего, дело здесь в самом жанре интервью, «суетном» слишком уж обращенном в сегодняшний день. А Гвоздицкий, прекрасно осознававший всю эфемерность актерской профессии, в своих театральных работах, как бы странно и высокопарно это ни звучало, апеллировал к вечности. В театре он не боялся быть непонятым. На сцене высказывался свободнее и полнее, чем в любой откровенной беседе с журналистом. Именно сцена была тем местом, где он жил полной жизнью. С кино было сложнее. В самом начале карьеры его взаимоотношения с кинематографом не складывались. «Своего» режиссера он не встретил, а среднеарифметическое кино не терпит эксклюзива, предпочитая стереотип. «Нестереотипному» молодому Гвоздицкому советский «Ленфильм» предлагал по преимуществу роли «вредителей». По его собственным словам, телефонный разговор со студийным ассистентом он начинал со слов: Зиновьева и Каменева — прошу не предлагать. Осторожное отношение к кино осталось навсегда. И, став уже очень известным, можно сказать, культовым театральным актером, он неохотно и редко соглашался на работу в кино. Никогда не снимался «просто так»: потому, что предложили, или из-за денег. Как говорила Фаина Георгиевна Раневская, роль в плохом фильме — «плевок в вечность». Гвоздицкий плевать не хотел. Он хотел оставить достойную память не только о себе, но и о тех, кого любил, почитал, уважал и ценил. Скорее всего, именно из этого желания и родился Гвоздицкий-литератор. Две его книги «Виктор Гвоздицкий в это мгновение театра» и «Последние» — не привычные актерские мемуары. Главную часть их составляют замечательные, живые, остроумные портреты коллег: уже забытых сегодня «акимовских» актеров и других, знаменитых и менее, товарищей по актерскому цеху.

Если же говорить об экранных работах Гвоздицкого, их (помимо телефильма «Медная бабушка») — всего четыре. Это — значительные для своего времени фильмы: бабелевский «Закат» (здесь Гвоздицкий сыграл Беню Крика) и «Москва» (по киноповести Владимира Сорокина) Александра Зельдовича; «Летние люди» (по пьесе Горького «Дачники») Сергея Урсуляка и последний — «Игра в Шин дай» Андрея Разумовского и Дмитрия Брусникина. По этим картинам хорошо понятно, почему режиссеры уговаривали Гвоздицкого сняться в их лентах. Так, как сыграл в этих фильмах Гвоздицкий, не сыграл бы никто. Каждая роль — абсолютно штучная филигранная работа. И все же экран не дает, увы, полного представления о масштабе таланта Гвоздицкого. Так что, может быть, и прав был Виктор Васильевич, предпочитавший популярности — историю и легенду. А имя Гвоздицкого еще при жизни срослось с легендой. Одна из них: Гвоздицкий — актер Николая Павловича Акимова, с которым он даже не был знаком. Однако его исполнение Тени было настолько акимовским, что он имел полное право носить звание акимовского артиста. Но дело даже не в ролях и причудливых обстоятельствах жизни. Дело в самом актере: Гвоздицкий никогда не был ясным и понятным. Он был парадоксальным и на сцене, и в жизни. Недаром Парадоксалист стал одной из лучших его ролей. Гвоздицкий был открыт общению — и в то же время замкнут. Казалось, все его хорошо знают, но во многом он оставался загадкой даже для близких людей.

Память о театральном актере жива, пока жив последний зритель, видевший его на сцене. Дальше — тишина… или — история и легенда.

В Викторе Гвоздицком открываешь новое даже через пять лет после его ухода, что — верный путь в историю театра. Гвоздицкому это бы понравилось!

Другие ссылки

Вспоминая Виктора Гвоздицкого, ч.2, Екатерина Варченко, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 30.09.2013
Вспоминая Виктора Гвоздицкого, ч.1, Екатерина Варченко, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 30.09.2013
Путь в историю, Алла Михалёва, «Экран и сцена», 18(995), 09.2012
Как писать актерскую биографию, Андрей Пронин, OpenSpace.ru, 9.11.2010
Заявление об уходе, Валерий Семеновский, журнал «Театр» № 31, 05.2008
Как нарисовать птицу, Наталья Казьмина, Планета Красота, 1.12.2007
Его жизнь была полна отваги, Лев Додин, Виктор Гвоздицкий, Культура, 4.10.2007
Театр как его двойник, Марина Токарева, Московские новости, 25.05.2007
Последнее слово, Елена Губайдуллина, Независимая газета, 23.05.2007
Памяти Виктора Гвоздицкого, Григорий Заславский, Независимая газета, 23.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Алена Солнцева, Время новостей, 22.05.2007
Артист-парадоксалист, Роман Должанский, Коммерсант, 22.05.2007
Играл как дышал, Ирина Корнеева, Российская газета, 22.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Марина Райкина, Московский комсомолец, 22.05.2007
Невосполнимый Парадоксалист, Глеб Ситковский, Газета, 22.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Вечерняя Москва, 20.05.2007
Нам не страшен мелкий бес?, Ирина Алпатова, Планета Красота, 4.10.2003
Неча на зеркало плевать…, Елена Ямпольская, Русский курьер, 3.06.2003
Неподражаемо противный спектакль, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 22.05.2003
Мелкий бес и его двойник, Елена Дьякова, Новая газета, 19.05.2003
Есть несколько Любшиных, Артур Соломонов, Газета, 7.04.2003
Письмо Солопову, Виктор Гвоздицкий, Театральная жизнь, 2003, № 6, С. 49-51, 2003
Пощечины достались зрителям, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 5.11.2002
Настоящий Гвоздицкий, Григорий Заславский, Независимая газета, 5.11.2002
Тот и другие, Александр Соколянский, Время Новостей, 5.11.2002
Закрытый актер Виктор Гвоздицкий, Алена Карась, Ваш досуг, 22.10.2002
В театре надо быть смиренным…, Александр Строганов, Век, 18.10.2002
Эпизоды из жизни актера Гвоздицкого, Алла Михалёва, Литературная газета, 9.10.2002
Браво, Гвоздицкий, браво!, Екатерина Васильева, Газета, 30.09.2002
Виктор Гвоздицкий: Вот это я люблю…, Артур Соломонов, Газета, 30.09.2002
Виктор Гвоздицкий: Наша профессия эфемерна, Алексей Филиппов, Известия, 24.09.2002
Артист и его двойник, Ирина Алпатова, Культура, 19.09.2002
Затерянные в постмодерне, Мария Львова, Вечерний клуб, 8.05.2002
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, 25.04.2002
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, 23.04.2002
Мальчики направо, девочки налево, Алексей Филиппов, Известия, 23.04.2002
Актер, не принадлежный никому, Наталья Казьмина, 2002
Погиб поэт, невольник чести, Валентина Львова, Комсомольская правда, 3.10.2001
«Зачем эти страдания» и «Давайте жить дружно!», Алена Данилова, Екатерина Варченко, Театральная жизнь, 2000, № 8, Рубрика [Наши дебютанты], С. 37-44, 2000
Не наше все, Алена Карась, Независимая газета, 19.10.1999
Урок, Кама Гинкас, «Виктор Гвоздицкий в это мгновение театра». Статьи. Рецензии. Эссе. М. , 1998, 1998
Под нелогичный ход часов, Наталья Казьмина, Советская культура, 28.04.1990
«Семейство Нонанкуров в „Эрмитаже“», Александр Демидов, «Театральная жизнь» 1986, № 1, 01.1986