«Трунти-пунти-перепунти!»

"Театральная жизнь № 7, 1985
Левитиным в равной степени и для взрослых, и для детей. Это своеобразный театральный манифест, сценическая декларация театральных прав и свобод. В соответствии с этой декларацией театр имеет право быть простым, наивным и веселым. Ему также представляется возможность изучать умные книги и совсем не делать скучные уроки, помнить о минувших победах и не слушать назойливые наставления. Театр имеет право дурачиться, разыгрывать и скакать козлом, а также грустить, хохотать, любить, быть добрым, честным, благородным и себе на уме?
К сожалению, взрослые не всегда пользуются теми правами, которые предоставлены даже детям. Более того, взрослые не любят, когда им об этом напоминают. Отсюда — несколько эпатирующий эффект спектакля Левитина? В данном случае для режиссера очень важны автопародийные мотивы. В «Большой кошачьей сказке» представлены многие элементы, знакомые по таким спектаклям, как «Хармс! Чармс! Шардам! или Школа клоунов», «Хроника широко объявленной смерти». Но даже не видя этих спектаклей,
Зритель может воссоздать пародируемый план, отталкиваясь от комических, шутовских, стилизаторских компонентов представления. 
Настойчивость реализации пародийной схемы особо проявилась в отношении литературного материала спектакля. Левитин, вероятно, совершенно умышленно отказался от использования некоторых чрезвычайно выигрышных ситуаций, описанных в произведении Чапека. Так, например, второстепенной оказалась сцена, в которой самые известные сыщики королевства пытаются арестовать таинственного Незнакомца. У Чапека этот эпизод дает возможность представить на сцене целый каскад шуток, свойственных театру. Режиссер же делает в спектакле существенными элементы, лишь иногда упоминаемые автором. Так, среди корреспонденции известнейшего сыщика Синди Холла было присланное из Бомбея письмо, которое никто не понял. В спектакле Левитина мы, напротив, смогли познакомиться с этим посланием, написанным на тарабарско-заумном языке с очень существенным в контексте наших рассуждений финалом, заимствованным из программного футуристического стихотворения А. Крученых «дыр, бул, щир». Таким образом, именно сценическая речь становится одним из основных источников пародийного начала. Режиссер дополняет речь персонажей спектакля современными умышленно вульгаризированными интонациями, пародийными акцентами, мотивами городского жаргона (верным помощником и единомышленником режиссера стал в этой ситуации Б. Заходер).
Итак, спектакль «Кошачья сказка» в первую очередь знакомит нас с режиссерской системой М. Левитина. По сумме использованных в этом произведении приемов его можно назвать своеобразной азбукой, утверждающей эстетические принципы режиссера и знакомящей нас с основными чертами возводимого на наших глазах театрального здания. В этой работе особо проявилось внимание Левитина к выразительности каждого пластического, словесного и музыкального «жеста», к ритмическому и композиционному построению мизансцен, к точности каждой детали сценического текста. Но самое главное — это свойственное режиссеру ясное ощущение смысловой и формальной гармонии сценического повествования, соответствие режиссерской концепции требованиям жанра".

Другие ссылки

1989

Вечера с московским «Эрмитажем», Марина Дмитревская, «Ленинградская правда», 1.05.1989
«Черновики, варианты, программы», Елена Алексеева, «Вечерний Ленинград», 27.04.1989

1988


1987

Много мужчин и одна женщина, Майя Туровская, Театральная жизнь, 1987 № 24, С. 11-12, 12.1987

1986

«Секунда, богатая возможностями», «Клуб и художественная самодеятельность», 12.1986
«Мир живой», «Театрально-концертная Москва», 11.1986
По пути размышлений, Советская Россия, 16.10.1986
«Вы лукавите, Мопассан», «Вечерний Ленинград», 14.04.1986
«И снова водевиль», «Смена», 12.04.1986
«Возвращение времени», Виктор Шкловский, « Ленинградский рабочий», 11.04.1986
«Я прохожу по строчечному фронту», «Советская культура», 5.04.1986
«Его характеры», «Театрально-концертная Москва» № 6, 6.02.1986
«Его характеры», «Театрально-концертная Москва» № 6, 6.02.1986
«В Московском театре миниатюр», Михаил Левитин, «Театрально-концертная Москва» № 1, 2.01.1986
Театр ямба и хорея, Андрей Максимов, Литературное обозрение, 1.01.1986
«Семейство Нонанкуров в „Эрмитаже“», Александр Демидов, «Театральная жизнь» 1986, № 1, 01.1986
«Мы собрались здесь», Юлия Маринова, «Театрально-концертная Москва», № 15, 1986

1985

«Праздник комедии», Александр Калягин, «Правда», 16.09.1985
«Не хочу быть одинаковой», «Комсомольская правда», 16.04.1985
«Мопассан на сцене», «Московский комсомолец», 27.03.1985
«Трунти-пунти-перепунти!», "Театральная жизнь № 7, 1985
Виктор Шкловский о пьесе «Нищий, или Смерть Занда», Виктор Шкловский, «Современная драматургия», № 3, 1985

1984

«Письменный стол», ” Октябрь" № 9, 1984

1983

«Магическое зеркало», «Литературная газета» № 40, 5.10.1983
«Магическое зеркало», «Литературная газета»№ 40, 5.10.1983

1982

Монолог об авторе монологов, Михаил Левитин, Чужой спектакль М. , 1982, 1.09.1982
«Зрителю весело», Владимир Оренов, «Правда», 4.04.1982